Путеводитель по сайту

Путешествие за океан

English version Распечатать

 

***

1   2   3

 

Сразу предупреждаю. Написано неформально, содержит много сленга и миллион грамматических ошибок, зато всё - чистая правда и ничего кроме правды.
Наташа Мюнхгаузен-Прийдак

(Продолжение)

 

Мы выехали из Бостона и ехали по красивой холмистой местности, поросшей густым лесом. Периодически встречались скальные выходы, и видно, что почва была каменистой. Сьюзан сказала, что некогда здесь был ледник и принёс с собой много камней, которыми теперь наполнена почва. Они осложняют земледелие в Новой Англии. Иногда мы проезжали болота, и одно из них поразило меня обилием птичьих гнёзд на стволах, торчащих из воды. Сьюзан сказала, что на этом болоте живёт самая большая в штате популяция какой-то редкой цапли. Затем мы проехали место, где во времена борьбы за независимость от Англии какой-то революционный деятель призывал народ к восстанию. Проезжая мимо ферм, я заметила за домиками большое огороженное поле. И точно, на краю поля стояли небольшие самолёты. Вот я и увидела частный аэропорт, и сразу вспомнился известный писатель - пилот Ричард Бах.

Под вечер мы поехали в город Филлипстон, в ресторан под названием Охотничий домик Короля Филиппа. Ресторан был такой, как показывают по телевизору в вестернах, конечно, тёмные стены, увешанные всяческими предметами, в том числе картинами. У входа в рамке портрет индейца в головном уборе из перьев, оказывается, это его звали король Филипп (эк его обозвали). Мы сели за столики и открыли меню, за моей спиной висела картина – аппетитные луковицы, написанные акварелью. В меню, конечно же, ничего не было понятно, и наши фасилитаторы стали нам переводить, красочно описывая разные блюда. Я заказала ассорти из морепродуктов, соседка попросила меч-рыбу, а переводчица – Наташа Мартикайнен – лобстера. Порции, я вам скажу, там огромные: еда - тазиками, питье – вёдрами. Ух, как мы наелись. Всё хотелось пробовать, и мы брали из тарелок соседей всякие яства. В другой комнате музыканты играли на гитарах, и я туда сползала послушать между раундами поглощения пищи. В общем, выкатились мы оттуда, когда было уже темно. Поехали в город Петерсхам где живёт Сьюзан, там мы должны были встретиться с нашими принимающими семьями и разъехаться по домам. Мне было интересно, узнаю ли я среди прочих своих. Мы долго ехали по тёмному и густому лесу. Когда прибыли, то, выходя из машины, я увидела, что навстречу из темноты вышел мужчина средних лет, его внешность немного напоминала тех, кто сидят возле костра в вигвамах и рассказывают о преданиях старины. Мы обнялись. Потом была симпатичная  женщина, высокая и со светлыми волосами, тоже обнялись. Вот такая была встреча. Я даже что-то умудрялась говорить по-английски. Дома Сьюзан не было видно в темноте, но зато тёмное небо и огромные звёзды - это было классно. Затем мы поехали домой к моей принимающей семье в другой город под названием Оранж. Это было ночное путешествие по холмам, поросшим темным лесом. Они живут в небольшом коттедже в лесу. Когда зашли, то хозяева показали мою комнату и прочие удобства, сказали, что это теперь мой дом и пожелали спокойной ночи. Комната была на втором этаже. Это была очередная моя мечта –  домик в лесу. На первом этаже была гостиная с двумя диванами и креслом-качалкой, ещё там стояло пианино, барабаны и печка в центре, была большая кухня и стол посередине. На стенах картины и всякие другие предметы искусства. У входа индейская молитва солнцу, в прихожей, среди прочего, кожаная индейская сумка. На втором этаже возле моей комнаты два шкафа, уставленные бутыльками с какими-то снадобьями: настойки, ароматические масла. Когда я вошла, то увидела ещё двух женщин: Тэрри и негритянку Дженифер. Все очень симпатичные. Вечером мы посидели с Джимом и Лидией, поговорили, выяснили планы на завтра. Я спросила о том, какие животные обитают в лесу, и мне показали фотографии: чёрный медведь, олень, енот, дикобраз, койот, лиса, заяц, скунс, белка и другие. Перед сном я вышла во двор, было очень темно, и лишь фонарь у дверей освещал двор. Я подошла к большому дереву и обняла его, мне надо было привести в порядок мысли и чувства. Кто-то коснулся моей руки, и я в страхе отскочила от дерева. Да, нервишки пошаливают, подумала я. Потом пошла спать. Спала я странно, сначала было несколько приступов страха, потом какие-то странные сны.

4 сентября. Проснулась в 5 утра, в окно были видны сосны, освещённые оранжевым солнцем, слышались крики ворон и, кажется, пролетел ворон, я полежала до семи и решила пойти на разведку. В доме ещё спали. Я вышла, и сразу у крыльца увидела небольшого зверя, чуть крупнее кошки серо–коричневого цвета с пушистым хвостом. Он отбежал от крыльца, остановился и смотрел на меня, я хотела рассмотреть поближе, но он убежал. Я немного постояла во дворе и пошла в лес, надо было осмотреться и почувствовать место. Деревья все странные: огромные дубы, хвойные тсуги (как наши ёлки, только форма и хвоя другие) под пологом темно, растёт невысокий папоротник и другие травы, тоже невысокие. Я нашла берёзы с кремовыми стволами и постояла там, потом подошла к невысокой старой каменной стене, вросшей в землю. Такие стены очень характерны для Новой Англии, ими огорожены бывшие огороды и поля. Дело в том, что когда-то на этом месте был ледник, и он принёс с собой много камней, которые теперь находятся в почве в огромном количестве и фермеры, когда расчищали место для полей и пахали, вытаскивали эти камни и складывали вокруг поля. Потом фермы были брошены, на их месте снова вырос лес, а каменные стены остались. Я стояла под деревом в лесу на камнях такой стены, старалась понять, что меня ждёт в этом месте. Вроде всё спокойно. Вернувшись к дому, я увидела тропинку, уходящую вверх по склону в лес, и, естественно, пошла. Там был маленький дом, я заглянула в окно и увидела кровать и стол, вход в другую комнату. Симпатично - подумала я. Потом двинулась от дома по основной дороге вниз, постояла под деревьями, опустила глаза на землю и увидела лежащий в траве томагавк. На нём было что-то написано. Наверное, эта вещь защищала дом. Я вернулась домой, там уже все встали. Джим спросил у меня: спала ли я, - я ответила – не знаю. Все усмехнулись. Лидия и Джим занимались завтраком, причём Джим стоял у плиты и с загадочным видом жарил мясо. Когда спустилась Терри и увидела эту картину, она всплеснула руками и закричала: «Что это с тобой Джим, ты же сроду не готовишь, вот это да!». И началось веселье, они смеялись по любому поводу, иногда я вставляла фразы, и это тоже вызывало бурное веселье. Я сказала, что утром у крыльца видела какого-то зверя и описала его, однако никто навскидку не смог сказать, кто это был. Стали смотреть в книгах, но я ни одного не узнала. Это было странное явление. Меня попросили нарисовать, и получилось что-то похожее на большую белку, но и после этого никто не опознал зверя. Я спросила, какие это птицы кричат за окном, оказалось, вороны. Там они кричат совсем не так, как у нас - мелодичнее. Джим сказал, что его имя – Ворон. Я пожала его руку в честь знакомства. Продолжали готовить завтрак, было такое впечатление, что каждый готовит что-то своё. Лидия показала мне фотографии двух своих дочерей. Сказала, что одна из них очень сильно похожа на меня. Был один момент, когда Терри подошла, и спросила, как я себя чувствую. «Наверное, грустишь, и хочется плакать?». Да, призналась я, есть маленько. Очень много чувств и впечатлений, в маленьком сердце и в голове им сложно уместиться. Пришла Дженифер – оплот африканской культуры в этом доме, и поставила диск с негритянской музыкой. Замечательная музыка! Ну я, конечно, не могу не танцевать, и тут же начала отплясывать в гостиной, причём как я ни пряталась, меня заметили, громкими восклицаниями выразили своё удивление и одобрение, и тоже присоединились. Потом все сели завтракать, но прежде взялись за руки и посидели так немного, помолчав. На завтрак были оладьи с сиропом из местного сахарного клёна, малина и т. д. Я сказала, что слушаю их язык, как музыку, они добавили, что и они мой тоже. Я сказала, что да, они могут послушать, когда я буду говорить сама с собой. «Да, мы тоже любим это дело», - сказала Терри – «особенно Дженифер постоянно говорит сама с собой». Все засмеялись. Потом Джим стал петь какую-то песенку, смешно сложив пальцы у лица в виде маски. Все продолжали прикалываться: под Лидией заскрипел стул, и все засмеялись по поводу съеденного ей завтрака. Потом Терри сказала, что может сделать мне массаж, а я сказала, что пожалуйста, но я не ручаюсь за свою реакцию, и при этом так картинно взмахнула руками, что у меня из пальцев вылетел кусок миндального ореха и куда-то улетел. Ну вот, начинается, сказала я, и все засмеялись. После завтрака Лидия повела меня вниз по лестнице, там оказался ещё один этаж и её гончарная мастерская. Она показала мне свои изделия: скульптуры и горшочки из глины с фигурками людей, и сказала, что будь у нас больше времени, она могла бы меня поучить этому ремеслу. Еще внизу была спальня и дверь на улицу, в которую проскользнул незаметно вошедший Джим. Мы снова поднялись наверх. Тут вдруг я почувствовала беспокойство и выбежала из дома, и снова увидела этого зверька на том же месте, он точно так же убежал от меня по дороге. Я вспомнила, что вроде у них есть кошка, может быть, это она. Я высказала это предположение хозяевам дома, и на том мы и порешили.

Начинался рабочий день, и Лидия с Джимом должны были отвезти меня на место нашей групповой встречи в Экопоселение Сириус. Лидия сказала, что ни разу не была там, и я пошутила, что покажу ей это место. Мы подъехали к большому деревянному дому в лесу, на улице грелся на солнце большой белый пёс. Нам навстречу вышел молодой человек и пригласил в дом, но я сказала, что лучше останусь на солнышке. Состояние было как во сне, я сказала, что сейчас ночь в моей стране, и вы все мне снитесь, но мы с вами на одной Земле и над нами светит одно Солнце. Они сели на крыльце и беседовали, а я пошла на полянку под ёлками, освещённую солнцем, и легла там,  подставив лицо американскому солнцу. Кайфовать, правда, пришлось не долго, приехали наши. Тимур сразу же заметил Джима и спросил - не имеет ли он отношения к коренным американцам. Потом они долго беседовали о чём-то, а я подслушивала краем уха. Вообще Тимур был для меня подарком в этой поездке, он с неподдельным простодушием добивался встреч со всеми кто имеет отношение к коренному населению, а я незаметно к нему присоединялась. Мы вошли в дом и оказались в большом зале, где была кухня и столовая. Все дома в этом поселении построены с применением экологических технологий. Например, в этом здании южная стена состояла из больших окон, чтобы улавливать солнечный свет, а за ней была теплица, где росли овощи. Эта теплица хорошо прогревается в течение года и прохладно там бывает только два месяца, когда её отапливают посредством печки. Ещё там находился небольшой бассейн, куда во время дождей набирается дождевая вода, и этим поливают растения. Удобряют только навозом, и никаких химикатов. Я заметила, что в бетонную ограду грядки был вделан огромный аметист, а в бассейне невозмутимо сидела зелёная лягушка. Потом нас привели в круглый зал со сводчатым потолком, там стояли разные музыкальные инструменты, а по периметру были сидения. В общине живут люди разных вероисповеданий, и все они могут справлять обряды и проводить медитации в этом зале. Гид рассказал нам, что на крыше у них стоят солнечные батареи и в хорошую погоду они вырабатывают много энергии, так что жители поселения могут её даже продавать в общую сеть. Когда не хватает солнечной энергии, то они пользуются электричеством из обычной сети. Во всех зданиях есть биотуалеты, которые нам тоже показали. После экскурсии по дому, мы вышли на улицу, и нам показали дом снаружи. Он был сделан из древесины, которую заготавливают на территории общины, без применения всяких лаков и красок. На улице была поляна, поросшая травой и посыпанная опилками, в центре виднелось кострище, там тоже было священное место для собраний. Потом мы пошли мимо сада и огорода, компостной кучи и курятника и пришли к домику, который построен из самана (смесь глины, песка и соломы), причём глину берут прямо здесь, в лесу. Это был очень уютный домик оригинальной архитектуры, жаль, что зимой в нём не очень тепло. Сразу как заходишь, висят качели на верёвках, справа фигурная лестница на второй этаж. Потолки закруглены и окна разной формы. Я забралась на второй этаж, там было три комнаты и в одной лежанка со шкурами и подушками. Мне так понравилось, что я побоялась, что не смогу выйти из этого дома. Это действительно было не просто. Захлопнув за собой дверь, я догнала остальных, и мы прошли через яблоневый сад, прошли мимо дома, который был уничтожен пожаром, но восстановлен, возле него были оригинальные кормушки для птиц. Нам показали другой дом, но уже из соломы, он теплее, чем из самана, на втором этаже будет жильё и мастерская для художника, а на первом – гараж. Потом обратили наше внимание на их машины, там были двигатели, которые работают на растительном масле. Масло они берут в ресторанах, где обычно выбрасывают много масла, на котором что-либо жарилось, но эти деятели его забирают, хранят и используют как топливо. Утверждается, что это более дешёвое и экологически чистое топливо, оно мало дымит и имеет приятный запах жаренной пищи. Затем мы вернулись в дом с кухней, где уже было много жителей общины: кто-то читал, кто-то беседовал. Мы все собрались в круг и взялись за руки, обитатели пожелали нам удачи в работе. Потом нас накормили вегетарианским обедом, и мы распрощались.

Поехали в город Чарлемонт. По дороге пересекли реку Коннектикут и потом ехали вдоль реки, по которой намеревались сегодня сплавляться. Мы находились на дороге Мохаук-роад, здесь раньше была индейская дорога. По пути в долине реки было место мира, где собирались разные племена. Здесь они не могли воевать, а только общались и ловили рыбу. Сьюзан показала место, где родился Колин Гарланд – наш общий друг. По дороге мы увидели огороженную площадку с какими-то низкими строениями, у входа стояли тотемные столбы, тусовался народ. Сьюзан ахнула: «А ведь сегодня будет Пау-Вау, а я не знала!». Пау-Вау – это ежегодный индейский праздник, который проходит в разных частях страны и везде по-своему. Мы договорились вечером после сплава  заехать сюда и поехали дальше. Наконец, мы прибыли  - это был пункт проката каяков, плотов и всякого снаряжения для сплава по реке. Нас предупредили, что мы все промокнем и предложили одеться соответствующе. Некоторые из наших предпочли купальники. И вот так, в купальниках, они и пошли по мосту через ручей, на котором нам прочли короткую инструкцию - как и что делать, потом перешли через дорогу и остановились у гаража, где выдавали жилеты и шлемы. Там к нам подошла Джулия – будущий кормчий нашего плота. Мы с ней и Сьюзан путешествовали по Алтаю и ходили на гору Белуха. Это была очень радостная встреча для нас. Пока мы натягивали жилеты я почему-то  думала о своей тяжёлой участи: какой ещё сплав – чувствую себя хреново (сердце опять где-то не на месте), сейчас промокнем, замёрзнем и т. д. Совсем какие-то не воинственные упаднические мысли. Однако они скоро прошли, когда мы стали одевать жилеты на купальники и пихаться грудью, все веселились. Плоты были с большими надувными бортами, а на резиновом полу лежало несколько надутых цилиндров. Мы расселись на борту, запихав ноги под цилиндры, взяли по веслу. Джулия села сзади. Поплыли. Речка очень симпатичная, неглубокая, местами даже очень мелкая, каменистая, иногда попадаются небольшие пороги. Слева - густой лес, справа – видны невысокие горы,  поросшие лесом, чем-то напоминает Алтай, но всё равно не то. Природа очень новая для меня, чтобы вступить с ней в хорошие отношения требовалось нетривиальное поведение. «Это – вызов» - подумала я. Затем последняя рациональная мысль растворилась в потоке. Перед отплытием нам сказали, что если мы хотим воевать с другими лодками, то можем нападать и обливаться, для чего вручили большое ведро, но если хотим мира, то надо поднять два пальца вверх. Чистая вода блестела на солнце, перекатываясь по камням, в кустах порхали какие-то птицы, однажды впереди попались утки. Мы гребли потихоньку, но вот впереди появился плот с каким-то народом, мы были всё ближе. Столкновения не избежать, и мы со смехом отпружинили от их борта. Они хотели мира и подняли два пальца вверх. Но не таковы были наши, которые приближались сзади на втором плоту. Мы и сами не заметили, как уже мощно обливались, поднимая вёслами брызги, крича, завывая и выкрикивая всякие воинственные вещи. Кто-то набирал воду в ведро и использовал тяжёлую артиллерию, поминутно рискуя вывалиться за борт. Я так понимаю – мы очень оживили пейзаж. Не помню, сколько продолжалась битва, мы все промокли, но согрелись и дальше уже поплыли спокойно, пытаясь оторваться от наших воинственных собратьев. Снова тихое журчание реки, кто-то плавает рядом на каяках, кто-то на больших надувных шинах. Как-то проплыли мимо странной компании, очень напоминавшей первобытное сообщество, они тоже купались. Сзади на второй нашей лодке тоже начали прыгать в воду. Слева на берегу реки показался поезд, оказывается там - железная дорога. Потом мы решили немного погреться и грести симметрично на счёт раз – два – три. Наташа Мартикайнен сказала, что у неё предки финны и умение грести она впитала с молоком матери: «ещё моя бабка умела отлично грести» – сказала она. Вот уж не думала, что это передаётся генетически. Мы так бодро начали грести, раз – два – три, раз – два – три, и так хорошо пошло, вдруг стало легко и лодка пошла быстрее, а мы гордо задрав носы, продолжали отсчитывать и плыть дальше, пока вдруг не поняли, что наш кормчий тихонько свалился за борт, а мы даже не заметили. Мы обернулись и затормозили, поджидая, а она уже довольно далеко позади, барахталась в реке. То-то было веселье! Мы её затащили, взяв за шкирку жилета. Немного проплыли спокойно, а потом нас снова нагнали наши «враги» и для приличия мы немного поговорили ни о чём, а затем потасовка загорелась с новой силой. Мы уже вконец залитые водой, но не побеждённые, плыли далее. Вечерело, стало уже не так жарко и у некоторых начали стучать зубы. Подходила середина путешествия, где на берегу нас ждал пикник. Мы, дрожа от холода, пристали к берегу, стянули мокрую одежду и развесили её на солнышке. На берегу оказались скальные выходы и камни, прогретые на солнце, были тёплые. Мы с удовольствием растянулись на солнышке. Мальчишки обнаружили невысокий кустарник с чёрными ягодами, нам сказали, что они съедобны. На вкус напоминали шикшу, но по виду ботвы - совершенно нет. Потом подъехал стол с едой, всякие бутерброды и попить, что бы вы думали?! Чай со льдом! И это при том, что мы все синие от холода. Ну ничего, в принципе обед был вкусный. Я взяла хлеб с индейкой. Это была замечательная медитация на берегу реки, светило солнце, камни излучали энергию, вдали слышался бой барабанов и песни. После мы снова одели мокрую и холодную одежду и сели на плоты. Проплыв некоторое время кто-то запел песню, и все подхватили. Так мы плыли, орали русские песни, гребли, солнце опускалось. Оно там опускается довольно быстро, нет таких красивых долгих вечеров, как у нас. Периодически приходилось обходить камни разной величины. Потом Джулия попросила нас сесть в центр плота, а сама стала бегать по бортику, вот прикол! Наши где-то сзади ставили свою лодку на дыбы. Мы периодически встречались, но мокнуть было не охота, и мы поднимали мирный знак. Однажды мы даже сели на мель и Джулия, выбравшись из лодки, стала толкать плот до тех пор, пока он не снялся с мели. Просто бурлаки на Волге! Наконец приплыли к концу маршрута, где нас ждали автобусы. Мы погрузили свой плот на машину и сели в автобус греться. Хорошо. Приехали на станцию, переоделись и на Пау-Вау. К сожалению, основной праздник уже прошёл, народ разошёлся, но кое-кто ещё оставался. Группа людей пела песни под гитары, остальные слушали. Нас пригласили присоединиться. Большинство были метисы, которые осознают себя индейцами, а с виду просто нормальные хиппи, но иногда в сумерках попадались смуглые лица, тёмные волосы, толком разглядеть не удавалось. На поляне был большой огороженный круг, а в центре горел костёр. Туда периодически выходили люди потанцевать. Я пошла вдоль круга и набрела на палатку, в которой продавались кожаные сумки и флейты. Настоящие индейские флейты с фигурками зверей на кожаных ремешках. Я взяла одну и попробовала играть. До этого какой-то человек в палатке замечательно играл. У меня не очень получалось, и он стал меня учить. Под конец я даже сыграла небольшую импровизацию. Странный это был человек, лысый, в обычной одежде, но в мокасинах. Потом мы встретили пожилую индеанку, одетую в длинную одежду наподобие одеяла, оно курила сигареты. Они долго беседовали с Тимуром через переводчика. Он объяснил, что является представителем коренного народа Сибири. Она говорила о том, что их народ должен найти безопасное место и уйти туда. Пойти могут все, кто хотят и все, кто любят природу. Я подумала: «Где ваше место, кроме как на этой Земле и куда ещё можно уйти?». Сверху было тёмное небо с мириадами ярких звёзд. Я пошла туда, где было основное сборище. Они отложили гитары, поставили большой барабан и начали петь. Сначала запевал один, в основном это был человек с длинными волосами, собранными в хвост и выбритыми по бокам головы. Потом подхватывали остальные, и при этом все вместе били в барабан колотушками. Песни без слов – только голоса, звуки рождались где-то в районе груди и живота, очень громкие и сильные. Мотивы были красивые, получалось сразу и динамично, и мелодично. Невозможно не подпевать. Я пела и смотрела на звёзды, однако не решилась войти в круг потанцевать. Нам было пора уходить. Добрая половина народа пошла в ресторан, а мы поехали домой, заказав в Макдональдсе бутерброды и кофе. Домой я пришла замёрзшая и уставшая. Я думала, что мы сядем в компании, поужинаем и пообщаемся, но люди, посмотрев на меня, сказали: «Гуд найт», развернулись и ушли спать. Я была несколько разочарована, но быстро сориентировалась и решила ни в чём себе не отказывать. Сегодня праздник. Я пошла в душ, потом спустилась на кухню к холодильнику, достала ужин из морепродуктов, который прихватила в ресторане, села в кресло-качалку и накрылась пледом. На стене я нашла выключатель и нажала – это оказалась иллюминация гостиной. Такое получилось праздничное настроение: я качалась в кресле и с удовольствием ела устриц, за окном было темно, сияли огромные звёзды и пели кузнечики, душа могла летать на небо беспрепятственно из этой комнаты, освещённой маленькими лампочками. Может быть - это присутствие Великого Духа… После ужина я долго смотрела на звёзды. Всё-таки они здесь больше и ярче, чем у нас.

5 сентября. Я всё еще мёрзла после вчерашнего и спросила Дженифер (которая у нас целитель и консультант), как мне сохранить здоровье на новом месте или хотя бы согреться. Она достала бутылёк, но я еще добавила, что у меня проблемы с сердцем и она отложила этот бутылёк и сделала смесь в кружке, которая состояла из соевого сока, молотой редьки и имбиря. Всё это тёплое и невкусное надо было выпить маленькими ложками. Потом я показывала народу свои рисунки и рассказывала о работе. Затем Тэрри созвала нас, и мы занимались йогой. Замечательный комплекс упражнений: ничего сложного, но энергию гоняет хорошо. Лидия спросила у меня, что я люблю из еды, я сказала, что суп. «На завтрак?» - удивилась она - «Да». И она встала к плите готовить суп, представляете. Джим показал мне карту местности и рассказал, что неподалёку от их города находится большая лесная территория, и там водохранилище и бассейн нескольких рек, которые дают воду для города Бостона. Это заповедная территория, её охраняют и содержат в чистоте. Потом он вдруг спросил, что мне нужно для счастья. Я сказала, что гармония между духом, душой и телом позволяет мне делать многие замечательные вещи. Перед отъездом мы немного прогулялись по лесу, и это было действительно здорово. Когда выходили из дома, то прибежала их кошка, и я поняла, что это не она была вчера с утра у крыльца – окраска была совсем не такая. Сначала мы пришли к маленькому домику, где Джим переобулся, и двинулись дальше. «Почему это не типи?» - спросила я, - «в типи зимой холодно» – сказала Лидия, - «совсем себя разбаловали» – подумала я. Мы шли по лесу за Джимом, рассматривали деревья и растения. Пройдя по лесной дороге, спустились на проезжую, там, у обочины, увидели сбитого машиной дикообраза - это огромное животное с чёрными иглами, светлыми на концах. Раньше индейцы делали из этих иголок украшения для одежды. Я взяла себе несколько игл.

Вскоре за мной приехала Сьюзан и мы поехали к ней домой на ежедневное утреннее собрание в организации «Алтайский проект», в которой работает Сьюзан. У неё большой двухэтажный дом, возле которого огромная длинная поляна, а по краям лес. Возле дома парочка сараев и конюшня, в которой живут две лошади - любимые животные Сьюзан; она их недавно приобрела, и поскольку жеребец еще не привык к местности, на нём пока нельзя ездить. Я прогулялась по поляне, а потом долго ходила по дому, рассматривая комнаты, картины на стенах, всякие штучки, привезенные с разных мест. Насколько много в домах этих людей всяких изделий первобытной культуры! Каждый дом, как музей. Здесь было очень много русского, Сьюзан увлекается этой страной, хорошо знает русский и почти каждый год приезжает. Некоторые из наших ребят эту ночь провели в доме у Сьюзан и жаловались, что чуть дуба не дали от холода. Еще в доме был постоялец, который временно снимает жильё. Мы все кроме Тимура (Тимур с утра отправился на вторую часть Пау-Вау) собрались в гостиной и прослушали план действий, а затем поехали в организацию Маунт Грэйс Лэнд Траст, которая занимается защитой земельных ресурсов. Когда ехали в машине, то Людмила сказала, что беседовала с постояльцем, который живёт у Сьюзан, и спустила его с небес на землю. Он, видишь ли, буддист и витает в облаках, так как его вера не имеет никакого отношения к реальности, к тому же он пассивен и ничего не делает. Я возмутилась против такого наезда на бедного мужчину, и мы с Людмилой довольно агрессивно поругались. Потом, помирились, и дальше всё было замечательно. Вообще Людмила – это кладезь энциклопедических знаний о мировых религиях и разнообразных течениях и у неё очень напористая и иногда навязчивая манера беседовать об этом, на которую у меня обнаружилась негативная реакция. Не терплю грубости в беседе о тонких вещах. Вскоре мы приехали в организацию Маунт Грэйс Лэнд Траст. Контора у них на краю леса, а рядом поле, на которое я забрела в задумчивости, там я нашла виноград и съела его. Представительница организации рассказала, что они занимаются созданием особо охраняемых природных территорий. Для этого договариваются с федеральными властями и властями штата, покупают землю и устанавливают охранный режим, который будет действовать всегда. Создают законы, которые не позволяют на этих землях, например, строить, рубить лес и прочее. Также они договариваются с частными владельцами и те подписывают договор о том, что они не будут рубить лес на своей территории и будут соблюдать установленный там охранный режим. Такие частники получают налоговые льготы. Отношение к земле у многих людей очень трепетное по многим причинам. Например, там жили их предки до третьего колена, и они сами стремятся сохранить эту территорию нетронутой. Иногда они просто любят природу, иногда создают себе имидж, сохраняя лес на своих владениях, поскольку это престижно. Поэтому создание природных заказников и прочая деятельность экологических организаций получает живой отклик среди населения. Кроме того, фермерское хозяйство не очень выгодно на этих каменистых землях, а вот лес, напротив, растёт прекрасно. Потом мы поехали на территорию заказника, где проложены экотропы для туристов. Мы пошли по лесу. По дороге видели место, где кто-то пообедал птичкой, судя по перьям, это был Голубой Джек. В конце маршрута забрались на холм, поросший лесом, и вышли на склон, где открывался прекрасный вид на холмы, прямо под нами было небольшое озеро. Еще раз отметила, что горизонт как-то близко, в воздухе неуловимая дымка, довольно влажно, жарко и светит солнце. Просторы как-то меньше и пространство как бы обволакивает с разных сторон. Вдали виднелся высокий холм с названием, которое я не запомнила – значимое место для тамошних жителей. Кажется, это была гора Грэйс, в честь которой названа организация. Наша ведущая сказала, что почти всё, что мы видим теперь, охраняется. Ещё не так давно сюда пришли деятели из правительства штата на пикник, и один из них, посмотрев на прекрасные дали, сказал: «Всё это необходимо сохранить». Так и стало. Собрались люди из федерального правительства, из правительства штата и частные владельцы, и составили договор, написали законы, которые неукоснительно исполняются.  Деньги на содержание организации выделяют все её члены. Насколько я поняла, в этих лесах всё же разрешена частичная заготовка древесины на продажу.

Мы поехали дальше. Нашу машину вела Сьюзан и в ней, кроме меня, были Людмила, Татьяна, Эвальд и Костя. Во время переезда Татьяна включила алтайское горловое пение. Это был сюр - слушать горловое пение на просторах Америки. На обед мы заехали в небольшой ресторанчик, типичный для Америки. Пока ждали еду, я взяла со стола небольшую баночку со сливками и прочитала состав, там помимо сливок было какое-то химическое соединение. Я спросила у Элиссон, что это такое и она выпалила: «Это презерватив». Я с минуту непонимающе пялилась на неё, представляя, как они там расплавляют резину и растворяют её в сливках. Но потом до нас обоих дошло и мы начали громко ржать. Это был консервант конечно, но, как известно, по-английски консервировать звучит как preserve, и она, не задумываясь, перевела слово консервант как презерватив. Вскоре эта шутка дошла до соседних столиков, а потом принесли еду, и мы, как всегда, ели все вместе из всех тарелок.

После еды мы поехали в город Хардвик, где предстояло ознакомиться с Хардвикской программой по утилизации отходов - Recycling program, ресуслинг, как мы её назвали. В отличие от нашей страны, в Америке мусор на улицах не валяется, а подвергается вторичной, третичной и так далее переработке. Они делают на этом большие деньги. Есть множество предприятий, где сортируют и перерабатывают мусор, если не удаётся использовать его вторично, то сжигают при высоких температурах. Линда Пэкет создала в своём городе частное предприятие по сбору и сортировке отходов. Она сводила нас к большим контейнерам, где хранится мусор, в каждом контейнере - разный. За ним регулярно приезжает машина с предприятий. Граждане могут сортировать мусор у себя дома и тогда они меньше платят. Да – да, там платят за то, что выбрасывают мусор. Мы осмотрели контейнеры, никакого запаха, всё чисто и аккуратно. Потом пошли в гараж, где хранится мусор, который можно взять себе. Это типа склада всякой всячины, которая бывает очень нужна людям, особенно неимущим. У них в городе, например, есть человек, который любит книги, и когда люди их выбрасывают, он приходит и кое-что забирает себе. Там в гараже была просто большая библиотека, заходи и читай. Наши женщины набрали себе коньков, я ничего не присмотрела. Работают в таких организациях, помимо прочих, и очень бедные люди, плюс бывшие заключённые. Им выдают спецодежду, и есть также помещение, где можно отдохнуть и погреться. 

Потом мы зашли в магазин, где я купила себе сумку и ботинки (всего за 700 рублей по нашему). Моя прежняя сумка порвалась прямо в аэропорту, и добрые люди заклеили её скотчем и так мне и выдали. Когда я брала ботинки в магазине, их вытащили из коробки, а коробку оставили себе – на ресуслинг, а я в свою очередь отказалась от предложенного целлофанового пакета - знай наших экологов. Потом мы поехали домой к Линде Пэкет, где нас ждало барбекю. Закупили побольше мяса, специально для Тимура, особенно поражал большой свиной бекон (прикол в том, что Тимур не ел свинины). Кроме нас в доме собрались все хозяева, у которых жили наши ребята, были там и Джим с Лидией. У Линды замечательный дом, большой двор и бассейн на улице. Пока готовилось мясо, я пошла прогуляться. Мы стояли на улице возле дома, где за цветочной клумбой начинался лес, как вдруг увидели крупных птиц с длинными шеями, которые важно расхаживали по лужайке. Это же дикие индейки! Хозяйская чёрная кошка подкрадывалась к ним слева, она прижалась к земле и приготовилась к прыжку. Каждая птичка была в полтора раза больше кошки. Когда кошка прыгнула, они что-то прокудахтали недовольно и лениво вспорхнули или просто отодвинулись, продолжая расхаживать по газону. Вот это было здорово! Потом я прогуливалась по лужайке и ко мне подошел Джим, мы перекинулись парой фраз. Мне казалось, он немного смущается, видимо общение со мной было для него чем-то не совсем обычным. Я не очень хорошо говорила по-английски и приходилось напрягать мозги, чтобы понять. Я попросила Сьюзан переводить и расспросила Джима о его работе. Он занимается реабилитацией заключённых, так же как христианские проповедники, только он несёт им древнюю мудрость коренных народов. О том, как сохранить себя в этом мире, Джим сказал, что всё движется по кругу, и если человек выпадает из круга и двигается по прямой, то он теряет глубинную связь с миром и попадает в беду. Надо вспомнить, почувствовать контакт с природой, включиться в процесс. Закончив серьёзные разговоры, мы принялись за еду. Я ела жареное мясо, запивая красным вином, и всякие салаты, в одном из них была черника  огромных размеров, которая растёт в местном лесу. Общение было в разгаре, когда мне сказали, что Лидии и Джиму пора ехать через 15 минут. За это время мы с Татьяной успели искупаться в бассейне. На улице вечер и было не жарко, но всё равно здорово. Когда я вылезла из бассейна, ко мне подошла серая с рыжим кошечка, она очень ласково тёрлась о мои ноги и просила погладить. Кстати, кошки там тоже огромные. Потом мы уехали, было немного грустно покидать компанию, мне начинали нравиться эти люди и постоянное шумное общение. Когда приехали домой, то я сразу пошла  спать, чтобы вечером иметь возможность немного погулять. Когда я спустилась вниз, мне хотелось общения, но почти все разошлись, одна чёрная Дженифер возилась с заготовками - делала какую-то помидорную наливку. Мы перекинулись парой фраз, и я пошла на улицу. Днём наши ребята у меня всё время спрашивали об этих людях: семья ли это, где один муж и чётверо жен, или они просто друзья, а может они снимают жильё в одном доме, или они напарники и сотрудники. Каждый вечер я пыталась проследить в какие комнаты и в каких сочетаниях они заходят, но не смогла. Мне казалось, что в соседней с моей комнате спит Джим, оттуда доносился негромкий храп, а Тэрри и Дженифер спят в соседней. Но тогда где спит Лидия? Может, на первом этаже? В маленьком домике на улице тоже каждый вечер кто-то смотрел телевизор и, может быть, ночевал. Всё это очень напоминало нагвальскую группу. Кто читал Кастенеду, меня поймёт. В тот вечер я погуляла, повалялась на траве, посмотрела на звёзды, съела большой персик и пошла спать.

6 сентября. Сон вроде бы стал нормальным, но с утра постоянно какое-то беспокойство - опять бежать куда-то. С утра я поела суп и чай с мёдом, подарила людям солонку из бересты ручной работы. Джим показал мне карту индейских резерваций, сказал, что далеко на западе растут огромные деревья в несколько обхватов - секвойи. Я спросила, может ли он общаться с деревьями. Он сказал, что доводилось. Однажды, когда он подошёл к одной такой огромной секвойе, то на него обрушилась очень сильная волна, так что он был несколько в шоке. Я сказала, что выбираю не такие большие деревья, что его рассмешило. Я пожаловалась ему и Лидии, что на новом месте чувствую себя странно, и мне может потребоваться их помощь и поддержка. Они согласились и спросили, что они могут сделать? Я сказала, что когда я пойму, что надо делать, я скажу. Потом Джим повёз меня домой к Сьюзан. По дороге он отметил, что я очень чувствительный человек. Из их компании только Тэрри обладает таким качеством, но она при этом иногда видит ауру человека и занимается целительством. Я не вижу ауру, но ощущения от общения с людьми всегда анализирую. Иногда необходимо иметь хорошую защиту от людских проблем и негативных эмоций. В салоне машины я обнаружила косичку из травы свит грасс, которая растёт в прериях, и сэйдж – растение, которое используют в обрядах очищения. На обрядах со свит грас могут присутствовать только мужчины.

Мы опять собрались у Сьюзан и познакомились с нашей переводчицей Мариной. Ещё к нам присоединилась Нина Смоляр – очень загадочная личность, она хорошо знала русский и английский и самоотверженно помогала нам в организационных вопросах. Выяснить, где она живёт, не удалось (она отвечала, что нигде), но мы выяснили, что где-то неподалёку живёт её отец. Впоследствии она очень трогательно обо мне заботилась и помогала.

Мы поехали в город Кин, зашли в магазин-кафе, там обеденные столики стоят прямо среди товаров, которые можно купить. Тимур угостил меня пеммиканом, вообще-то так называют индейское кушанье - смесь из мяса, ягод и приправ типа пасты, но этот магазинный пеммикан представлял собой просто вяленное мясо с приправами. Было довольно забавно есть это с картошкой фри из Макдональдса, которая валялась в сумке с позавчерашнего дня. Сегодня мы поедем в Экологическую Обсерваторию Эшулот Вэлли. Она создаёт и поддерживает сотрудничество между местным сообществом и учёными для наблюдения за экосистемами - так называемая гражданская наука. В числе их проектов кольцевание птиц, изучение млекопитающих, наблюдения за лесами. Экологическая Обсерватория проводит анализ образцов, собранных добровольцами по всей территории региона. Результаты исследования затем представляются в Отдел Экологической службы штата Нью-Хэмпшир, в Речной консультативный комитет и другие организации. Эта организация работает с населением и колледжами. У них есть интересные проекты: например, они помогают мигрирующим весной пресмыкающимся (жабам, лягушкам и саламандрам) безопасно достигать водоёмов. Целая толпа из местных стоит на проезжей части и переносит этих тварей через дорогу. Ещё они создали программу по контролю изменений климата по всей Америке: вырастили кучу луковиц тюльпанов, которые являются клонами и генетически идентичны, раздали их детям из разных штатов, те их посадили в одно и то же время, и смотрят за тем, как они растут и как их состояние зависит от окружающих условий. Проанализировав различия в состоянии этих растений, они делают выводы об изменениях условий и климата в данной местности. Ещё организация работает с волонтёрами, которые помимо прочего помогают устраивать проходы для рыб в реках, на которых есть плотины. Мы собирались на небольшую речку, контроль за состоянием которой ведётся уже давно. Там мы будем иметь возможность поучаствовать в сборе водных насекомых. Мы взяли с собой оборудование, которое состояло из сачков и ванночек, и пошли. Небольшая речка с каменистым дном. Там нас предупредили, что повсеместно растёт ядовитый плющ, который вызывает сильные ожоги, если к нему прикоснуться, выдали большие палки в помощь при ходьбе по скользким камням. Мы забрались в речку, запустили сачок в воду так, чтобы вода заходила в него, положили на дно железную рамку и затем начали руками тереть камни, обозначенные этой рамкой так, чтобы всё, что на них, уносило прямо в сачок. Ровно двадцать секунд по методике достаточно, чтобы спугнуть всех водных насекомых. Потом один кто-то должен был ещё и потоптаться по этим камням. Вся процедура повторялась в других местах речки. Мы слышали, как соседняя группа испустила победный кличь. Наверное, поймали что-то интересное. Потом мы собрались и вывалили содержимое сачков в ванночки с водой. Там было на что посмотреть. У соседней группы было какое-то насекомое 5 см длинной, состоящее из квадратных члеников, на его большой голове были челюсти с зазубринами. Оно быстро перебирало конечностями, а по бокам у основания лап двигались ветвистые наружные жабры. Оно здорово кусалось, скажу я вам. Были и другие ракообразные, личинки, ручейники, черви и др. Мы достали журнал и определили этих животных до семейства. Потом их отдадут учёным, которые смогут точно определить вид этих тварей. По видовому составу можно примерно судить о состоянии реки, чистоте воды и даже об изменениях климата данного региона. Каждое насекомое привычно к строго определённым условиям: освещённости, чистоте воды, её температуре, содержанию кислорода и так далее. Нам показали червя, который может жить буквально в сточных водах, у него имеется трубочка, через которую он дышит воздухом с поверхности. Есть животные, которые могут жить только в очень чистой воде. Их было достаточно в нашей реке. Это было очень интересное мероприятие.

Потом мы заехали в Экологический Центр Миллерс Ривер. Он проводит образовательные экологические программы для всех возрастных групп. Там расположена штаб квартира Клуба птиц и природы города Атолл. В его ведении находятся два беднейших города штата Массачусетс, для которых программы проводятся дешевле или бесплатно. Там нас встретил симпатичный великан по имени Иван (он имел в роду украинские корни). Иван показал нам их офис, где собраны учебные материалы и есть большая выставка чучел разных животных. Рассказал, что они охраняют и проводят мониторинг на местных реках. Раньше реки были очень грязные, так как в данной местности  было много химических предприятий, но потом многие разорились, а остальные перенесли в другие места. Экосистемы стали восстанавливаться, а реки очищаться. У нас был резонный вопрос, а как обстоят дела в тех местах, куда перенесены эти предприятия, но вразумительного ответа мы не получили. Затем мы поехали в ресторан и домой к Сьюзан, готовится к докладам. Я ушла от дома и людской суеты в дальний конец поляны, зашла в лес и разлеглась на травке. Усталость накопилась, и мне хотелось, чтобы все отвалили и оставили меня в покое. Прошло какое-то время. Сверху послышался шорох и чириканье - какие-то птички с нашу синицу, только серые с чёрными головами, собрались в стайку и с чириканьем летали надо мной. Может они приветствовали, а может, хотели выяснить, что это за неопознанный объект появился в их лесу. Они подлетали очень близко, потом послышались другие голоса, и стая других птичек с любопытством начала прыгать по веткам деревьев, потом появились и более крупные птицы. Среди них я знала только дятла. Пару раз вверху мелькали силуэты довольно крупных птиц. Видимо они все слетелись посмотреть на меня. Когда волнение улеглось, я перевернулась на живот и решила вздремнуть. Прошло некоторое время, тишина и покой. Однако сзади кто-то стоит, спиной чувствую, но в душе появляется нереальный покой и блаженство. Напоследок сознание предлагает картинку стоящего человека в шаманской одежде, но это лишь воображение. Дух не знаешь, откуда приходит и куда уходит (из Библии). Потом я немного порепетировала свой доклад перед деревьями и птицами и пошла в дом. Я была довольна своей замечательной подготовкой к выступлению.

Мы поехали. Приехав на место, обнаружили, что уже собралось много народу нас послушать. Сперва Сьюзан рассказала об организации Алтайский проект и о том, с какой целью нас пригласили. Потом выступали ребята из барнаульского Экоклуба - Эвальд Лущаев и Ирина Казакова. Они рассказали, чем занимается их организация, в основном это создание особо охраняемых природных территорий, экообразование. Они часто занимаются с детьми, проводят интерактивные игры. Некоторые из них они решили провести среди нас. Первая игра была про то, как оно бывает в туристическом походе в сейсмической зоне. Некоторые разбились на пары и взялись за руки, изображая палатки, остальные зашли в эти домики, изображая туристов. По команде - «туристы», они бегали в поисках нового домика, кто не нашёл, становился ведущим, по команде «палатки» – пары бегали в поисках нового жильца, а при тревоге – «землетрясение», все менялись и искали новые пары и новые дома. Эти игры имеют экологический и социальный смысл, а заодно снимают напряжение, сближают людей. Потом мы все уселись на стулья в круг и положили руки на колени соседей крест на крест. Надо было пустить волну, хлопая руками по коленке соседей, и так по кругу. Кто ошибался, тот убирал свою руку. Как ни странно, это простое действие оказалось довольно сложным для людей. Все смеялись. Потом была игра, иллюстрирующая деятельность любой группы людей. Все образовали цепочку, взявшись за руки, и первый пошёл, проходя между людьми и увлекая цепочку за собой, вскоре он окончательно запутал цепочку, кого-то придавило, кого-то закрутило в баранку, и все были в весьма неудобном положении. И тут ведущий говорит: «посмотрите, вот там ваша цель». Ха–ха, кто-то даже голову не смог повернуть в ту сторону. «А теперь вы должны дойти к ней». И вся эта куча-мала медленно поползла туда. Вот, так и в группе людей, кто-то ясно видит цель и быстро идёт к ней, но он связан с другими, которые может вовсе не видят цель или им некомфортно в этой организации, а может, они не могут или не хотят достичь цели и так далее. Очень интересно. После игр Эвальд и Ирина вкратце рассказали о деятельности их организации.

Потом был мой доклад. Я рассказывала о проблеме вырубки леса и застройки в Академгородке и о том, как Сибирский Экологический Центр пытается её решить. Сначала я волновалась, но когда начала говорить всё прошло, и я выступила хорошо. Потом рассказала о своей работе художником в Ботаническом саду и показала рисунки. Мне аплодировали. Было очень приятно. Потом выступила Людмила с пламенной речью за экологию и рассказала о том, как они защищают алтайскую природу и не дают построить Катунскую ГЭС. Потом было вручение сувениров, прощание. Вечером мы поехали в китайский ресторан. Там тоже был шведский стол, и можно было себе навалить немеренно всякой неопознанной еды. Я помню раковины устриц, фаршированные морепродуктами, цыплёнок под сладким соусом, креветки, зажаренные в муке, всякие фрукты. Официантка отнеслась к нам с душой, мы поговорили о том о сём, и она принесла нам раковины от устриц в качестве сувениров. Потом принесла гадательные печенья, в которых были бумажки со всякими предсказаниями. Я вытянула следующее: «Только если ты будешь нырять за жемчужиной, сможешь её достать». Вот так всегда - халявы не жди. Оттуда поехали по домам. Сначала привезли Костю Молотилова (нашего фасилитатора) и Эвальда. Они жили в доме-музее, который был построен в 18 веке. Его приобрёл Джим – орнитолог, он сохранил все вещи предыдущих хозяев и теперь можно ходить в этот дом на экскурсию. Я попросила Сьюзан зайти туда. Джим нас радушно принял и долго водил по дому, рассказывая о его владельцах, показывал картины. Там была специальная комната для рождения детей, внутри огромная кровать с балдахином. На стене висел портрет мужчины, который родился и умер в этой комнате. На комоде миниатюрные изделия ещё одной владелицы: маленькие куколки, стульчики, перчаточки, обувь и др. Очень много картин с птицами, в том числе и акварельных. Особенно поразил довольно простой рисунок, состоявший из двух совмещённых листов бумаги с летящими чёрными птицами на обоих. Очень динамично и изящно. Оказалось, что это довольно известный рисунок, у него есть своя история. Там были изображены летящие вороны. Вообще в этом доме чего только не было, можно было долго ходить и смотреть. Похоже, хозяева собирали вещицы со всего света. Особенно запомнила японскую картину на стене и сервиз из металла и керамики, расписанный сценами из японской жизни. Всё настоящее и очень красивое. Потом мы со Сьюзан отбыли ко мне домой. В столовой меня ждала Лидия, она сказала, что Джим работал сегодня в тюрьме и сейчас поехал к своему брату индейцу восстанавливать силы. Он очень устаёт после проведения обрядов. Для меня опять приготовили суп. Я попросила Лидию рассказать о себе. Она сказала, что сначала я о себе. Я сказала, что у меня нет своего дома, я очень люблю путешествовать, и была много где в Сибири. У меня хорошая семья и есть брат и так далее. Она сказала, что приехала из Норвегии. Сначала ей не подошло это место, но потом понравилось, да и люди здесь хорошие. В детстве она много времени проводила с отцом в океане и хотела бы свозить меня на побережье. Она много где работала, но сейчас свободный художник и это ей нравится больше всего. Мы договорились послезавтра пойти гулять в лес на холм. Затем я пошла во двор смотреть на звёзды, поставила шезлонг и улеглась. В это время Лидия вышла из дома, пожелала мне спокойной ночи и ушла в меленький домик.

7 сентября. Утром я преподнесла в дар семье небольшой набор деревянной посуды с хохломской росписью. Всем очень понравилось. Приехала Сьюзан. Утром звонил Колин и мы договорились со Сьюзан, что она устроит нам встречу на барбекю у неё дома послезавтра. Мы поехали.  Сьюзан пожаловалась, что в связи с её работой все домашние дела стоят, и она просит своих друзей помочь, так что теперь все её домашние дела делают друзья. Я очень позавидовала. У меня нет таких друзей. Когда мы приехали к ней домой, то она познакомила меня со своими лошадьми. Девочка подставляла голову ей, а мне не давалась, а мальчик дал себя погладить. Очень красивые, породистые животные. Недалеко от дома рос огромный дуб, с которым я познакомилась ещё вчера, с тех пор я иногда проводила время, сидя на солнце у его ствола. (мне нужна была поддержка природы, всё-таки очень напряжённая программа). Потом с новыми силами шла общаться с людьми. В доме Сьюзан на столике в гостиной я увидела кусок красивого розового кварца и попросила Сьюзан дать мне его с собой на оставшиеся дни. Мне казалось, он помогает успокоиться и сосредоточится.

На этот раз мы поехали в организацию Гарвардский лес. Она с 1907 года проводит исследования и образовательные программы. На её территории в 1214 га произрастают одни из самых древних и давно изучаемых лесов страны. Одной из наиболее значительных исследовательских программ на данный момент является программа долговременного экологического исследования, в рамках которой изучают структуру, функции и динамику природных экосистем Новой Англии. Участники «Гарвардского леса» также проводят программу Национального института глобальных изменений окружающей среды, которая фокусируется на изучении физических и биологических процессов, связанных с изменением климата. Мы зашли в здание, где были огромные диарамы – сделанные вручную макеты ландшафта. Там была изображена история лесов Новой Англии. К началу 18 века в период европейской колонизации леса большей частью были сведены под фермерские хозяйства, потом фермерство пришло в упадок, лес начал восстанавливаться и с 1850 года наблюдалась сукцессия лесной экосистемы. Конечно, это был уже другой лес, соотношение древесных пород было немного не таким, как в естественном лесу. Сначала место занимали пионерные породы (сосны, например), потом они сменялись другими - очень интересная последовательность зарастания полей, где каждый вид деревьев растёт с разной скоростью и нуждается в разных условиях для роста. Этот лес на протяжении всей истории использовали на древесину, а потом начали охранять и изучать. Сейчас там есть все те породы, которые были изначально, но говорят, что первоначальный вид леса так и не восстановился, сочетание древесных пород всё равно другое. Мы спросили про обитателей леса. Да, присутствуют все, которые были, кроме горного льва и волков. Волков истребили во время массовой охоты, когда за это специально платили. И даже сейчас фермеры против заселения волков в эти места, но экологи надеются, что те сами придут со временем. Есть проблема в лесу с автомобильными дорогами, иногда машины сбивают зверей. Очень опасно бывает столкнуться с сохатым, например. Они стараются в особо населённых местах ставить предупредительные знаки.

Потом мы зашли в магазин. К тому времени я уже расслабилась и начала получать удовольствие от шопинга. Я купила куртку в этническом стиле из гобелена и куртку из флиса – это ткань, которую делают из использованных пластиковых бутылок. Очень симпатичная, тёплая и долговечная вещь. Ура, ещё раз поучаствовали в ресуслинге. Потом мы поехали в ресторан под названием Яблочные пчёлы. Это был типичный американский ресторанчик: на стенах висели фотографии кинозвёзд, какие-то ковбойские сапоги, шляпы, сёдла, теннисные ракетки и так далее. После долгого ожидания принесли еду. Да, в Америке мы недоедали, а вы бы видели, сколько нам накладывали! Мне принесли креветки гриль и тазик всякой зелени с соусом. На десерт меня уже не хватило. После мы двинулись в Северо-восточное Региональное Управление США по рыбным ресурсам и дикой природе, офис которого находился неподалёку. Когда шли по улице, периодически встречались бабочки, похожие на наших белянок и желтушек, а на обочине дороги я с удивлением увидела кустик курильского чая. У входа в здание нас встретила женщина, которая работает в организации по озеленению города, и мы зашли внутрь. В холле была выставка картин о природе разных авторов. Вышеназванное управление является федеральным агентством (отдел Министерства внутренних дел США), которое заведует заповедниками, а также охраняет и восстанавливает места обитания диких животных, популяций рыб и перелётных птиц. Управление финансирует региональную программу, охватывающую территорию от штата Мэн до штата Вирджиния, и осуществляет законодательство в сфере охраны дикой природы. Деньги на все проекты выделяются из федерального бюджета. Они также проводят конкурс государственных программ по охране природы среди различных организаций и финансируют их деятельность. В начале Рик Беннет – помощник регионального директора и второе лицо в штате по этим вопросам, провёл краткий обзор. Потом выступил Джо Дауэн – сотрудник отдела по вопросам дикой природы и местам обитания в рамках Национальной системы заповедников, тема -  управление заповедниками и местами обитания диких животных. Затем Марси Кэплис – ответственная за связь с Конгрессом и с общественностью, прочла пламенную речь. Нам показали карты заказников. Надо сказать, что в США нет аналогов нашим заповедникам, где существует режим, при котором запрещено всякое хозяйственное использование данной территории, иногда даже и заходить туда нельзя. У них всё помаленьку используется. Они одновременно охраняют территорию, изучают и организуют туризм и охоту. Иногда даже рекламируют отдых в той или иной части заповедной территории. Основная задача - это сохранять и одновременно эффективно использовать природные ресурсы. У них есть программы по защите перелётных птиц, они международные, поскольку птицы летают по всему земному шару. Основная проблема в заказниках – это ветряные электростанции, огромные лопасти которых, вращаясь, приводят к гибели птиц. Есть ещё проблема рыб, которые нерестятся в реках. В пример приводился атлантический лосось, который заходит на нерест по всей восточной части США, и всяческие плотины и дамбы очень портят ему личную жизнь. Было время, когда численность его катастрофически снижалась. В рабочем штате Управления есть инженеры, которые разрабатывают конструкции плотин и дамб таким образом, чтобы рыба имела возможность свободно проходить по рекам. Они также занимаются разведением рыбы и отпускают её в водоёмы. Привлекают к этому детей, и те с интересом возятся с мальками. Ещё Марси поделилась некоторыми проблемами, которые у них существуют. Например, проблема береговой зоны: все хотят строить дома на берегу океана, они вырубают леса, спрямляют реки, тем самым уменьшая защитную способность этой территории, и её потихоньку размывает. Поэтому сотрудникам Управления приходится проводить экообразовательную работу среди населения.

Потом мы поехали в Экологический Центр Хичкока. В центре представлен широкий спектр программ по естествознанию. Центр тесно сотрудничает с местными общеобразовательными школами: организует проекты для школьников и разрабатывает программы для учителей. Они располагаются в уютном деревянном здании, где когда-то был гараж, куда ставили кареты. Когда мы пришли, во дворе было много детей с родителями, проходила экскурсия. В это время как раз была ежегодная миграция бабочек Монарх, которые на зиму улетают в Мексику, где зимуют на деревьях, образуя огромные скопления. Их ловят и лепят на крылья метку, чтобы проследить дальнейшую судьбу этой бабочки. Мы вместе с детьми поймали и пометили одну бабочку. Потом нам показали местные растения, которые растут на газонах, рассказали про некоторые. Там было и растение, которое очень любят гусеницы бабочек Монарх, оно имеет ядовитый млечный сок и гусеницы, поедая его, тоже становятся ядовитыми. Мы взяли семена этого растения, на них были огромные пушистые зонтики и они замечательно летали. Потом мы пошли в здание. Там огромное количество разных учебных материалов для детей, есть детская комната с библиотекой. Нам показали несколько книг, которые издают дети – большие красочные книги с детскими рисунками. Представляете, как приятно ребёнку увидеть книгу с собственными рисунками. Там же мы обнаружили аквариум, где жили палочники – это такие палкообразные медлительные насекомые. Были огромные и совсем крошки. Нам немного рассказали о работе организации. Оказывается, они тоже проводят экологические олимпиады для детей, издают учебные материалы, проводят экскурсии. Снова вышли во двор. Во дворе нам показали домик, где жила черепаха по имени Джонни – всеобщий любимец, с которым очень любят играть дети. Я так поняла, что в Новой Англии водятся черепахи, но они очень редки. Потом за стеклянной дверью все увидели бурундука, который смешно бегал по бордюру и заглядывал в здание. Такая вот идиллия.  

Далее мы поехали в город Амхерст. Припарковали машину возле большой палатки, где был комиссионный магазин мебели (граждане сдавали туда ненужные предметы интерьера, а другие могли купить или даже взять) - ресуслинг. Мы зашли поесть в мексиканский ресторан. Там была уж совсем неизвестная еда. Я заказала ацтекский суп, он состоял из бульона в котором были чипсы, кусочки мяса, кабачки, помидоры и какая-то зелёная паста (видимо ореховая). Вкус очень специфический. Также предлагался сок из разных экзотических фруктов. Меня же угнетало отсутствие нормального хлеба. Одна из официанток была явно индеанка, совсем как с каменных фресок народа майя. В целом это было очень загадочное место, может, потому, что мне жутко хотелось спать, я буквально видела сны, положив голову на стол. После еды я пошла искать нашу припаркованную машину и поняла, что это не так-то просто. Поблуждав немного, я всё же нашла её и уселась рядом с дорогой прямо на газон под дубом. Состояние полного пофигизма. Пришла наша переводчица Марина, и мы с ней немного поговорили, сидя под дубом. Я пожаловалась, что такой бешеный ритм жизни не для меня, я не могу без периодических релаксаций и медитаций. Мы у себя на востоке живём более размеренно. Я предположила, что они здесь в Америке очевидно более сильные люди, раз могут такое выдержать. Она сказала, что и им в общем-то приходится туго, вся страна сидит на антидепрессантах. Совсем нет времени, приходится напряжённо работать и много ездить. Даже попить чаю к подруге нужно ехать за многие километры. Зато фирмы по производству всяких лекарств процветают.

Мы снова вернулись в Центр Хичкока, где должна была состояться презентация остальных членов нашей группы. Набралось ещё больше народа, чем вчера, все с интересом слушали. Мы все представились и затем рассказали о своей работе. Первой выступала Наталья Подковырова из байкальской экологической организации, которая работает координатором волонтёров, потом Юлия Остроконская из образовательного центра для детей. Потом выступила Татьяна Олчонова, рассказала о своей работе в детской экологической организации «Ёлочка», которую создала сама в школе, где работает преподавателем. Показала фотографии Алтая, а затем достала хомус и начала играть. Это было очень эффектно. За ней выступал Тимур Калишев и в конце показал фильм о телеутах, который был сделан в их организации. Мне было не совсем хорошо, я вышла из зала и посидела маленько в детской комнате. Я просто устала от американцев. Огромные, нескладные, некрасивые, голоса как иерихонская труба, гиперактивные, суперобщительные, одеваются как попало. Мне хотелось тишины. Я пошла в тёмный зал, похожий на столовую, за окном была темень, трещали кузнечики, виднелись силуэты огромных деревьев. На потолке мигала какая-то лампочка. Жутко хотелось спать ещё с утра. Периодически я приползала в общий зал, но только лишь для того, чтобы хлебнуть сока из чёрной смородины, слушать уже не было никаких сил.

По окончании докладов нас отвезли по домам. Услышав, что я вошла, обитатели дома начали петь песенку, в которой единственным словом было моё имя. Они сидели за столом с гостями и играли в какую-то игру, причём на кухонном столе стояли бутылки с вином. Мне предложили погадать и выложили карточки. Я вытянула карточку, на которой было написано, что моё основное качество – это честность (ха-ха). Постепенно гости разошлись и все пошли спать, кроме Тэрри, которая вызвалась сделать мне массаж. Это была какая-то японская методика, которая помимо прочего включала элементы точечного массажа. Мне понравилось. В этот вечер, кажется, не было сил даже смотреть на звёзды. Совсем замотались.

 

1   2   3

 

 

 

***

·Западный Кавказ

·Путешествие за океан

·Путешествие на Алтай 2008. Уймонская долина

·О строительстве био-туалета для визит-центра

·Волонтёрская экспедиция в заповедник Алтайский 2006

·История в стихах

 

 

 

***

·Ищите нас ВКонтакте

 

 

 

 

 

Путеводитель по сайту

18+

© Наталья Прийдак 2016. All rights reserved.