Путеводитель по сайту

Путешествие на Алтай 2008. Уймонская долина (Мистический триллер)

English version Распечатать

 

«И смех и слёзы, и любовь».

 

Вот уж говорят, приспичило – так приспичило. Просидев всё лето за работой над Красной Книгой НСО, поняла, что пропустила все поездки на Алтай: с любимыми, с друзьями, на праздники, на фестивали, по делам и так далее. И стало мне в этот момент очень грустно, и я решила действовать.

В сентябре Валерий Липенков – директор Музея солнца съездил по делам в Уймонскую долину. Мы там были в прошлом году, и я думала, что этой осенью снова посетим долину вместе, но мы не смогли сорганизоваться. А посему я решила ехать позже, во что бы то ни стало, хотя бы и одна. Рискованно, но интересно.
Перед поездкой я неделю сидела в интернете, смотрела прогноз погоды на Алтае, искала, где можно остановиться в Усть-Коксе. Неделю погода стояла пасмурная и холодная, и жители Уймонской долины сообщали, что дело идёт к зиме. Но я-то чувствовала, что ещё будет бабье лето, прекрасное в тех местах.

Итак, я еду, беру тёплый спальник, маленькую палатку и кучу тёплых вещей. Слышен зов Алтая. Как будто там, на горе Белуха давно ждёт меня некто. Какой-то человек в белых одеждах, абсолютное понимание и любовь, осуществлённость. И такой хороший контакт между намерением и реальностью, который делает человека творцом собственной жизни - божественной сущностью. К тому же в деревне Баштала, в Уймонской долине, скоро будет возможность начать строить «Дом солнца» – филиал музея, что в Академгородке. Надо было проверить состояние избушки на участке и определиться с дальнейшими действиями. А ещё «по ночам мне снится конь». И я уже знаю, что будут конные поездки.

История Уймонской долины вся покрыта возвышенными недомолвками и легендами, светлой славой горы Белой и деятельностью рериховского общества. Мне всё это интересно, и я взяла с собой книжку «Рерих и Алтай», которую приобрела давно, но всё не было удобного случая почитать.

Еду в поезде до Бийска, и рано утром я уже в городе (29 сентября, понедельник). Совершенно нет маршруток до Коксы, зато есть навязчивые таксисты. Никогда не верьте этим людям, когда они говорят, что туда, куда вам надо, едут только они, автобусов нет, весь транспорт ушёл, а они точно знают расписание всех поездов и автобусов, и без вариантов… Лгут.

Я быстро взяла билет на автобус Барнаул – Мульта, и три часа ждала на вокзале. Использовала это время для тренировочной ходьбы с рюкзаком. Также обнаружила пустынный городской парк и пела там мантры, чтобы согреться и поднять боевой дух.

Подошел автобус, водитель сразу уставился на меня и спросил, куда еду. «До Коксы», – «Тогда паспорт приготовь, чё одна в горы пойдёшь, а ну как на посту пограничникам не понравишься?!». «Я, да не понравлюсь?!». Все улыбнулись, и я вошла в автобус. Там ко мне подсел парень, и мы разговорились. Он тоже ехал в Коксу. Я спросила, где там можно остановиться, и он высказал очень заманчивое предложение. Он строит дом, и там есть баня, в которой можно жить. Это было первое из череды чудес, которые поджидали меня на пути. За окном промелькнул Алтайский край, а потом начались холмы, затем горы, миновали чудесную бирюзовую Катунь. Погода пасмурная, а после Семинского перевала вообще пошёл снег. «Где мои лыжи?» - подумала я. В Коксе были к вечеру, вылезли из автобуса в полной темноте, и совершенно не было желания искать гостиницу. Так чудо номер один совершилось – я остановилась у Сергея.

Серый оказался славным человеком. Строитель, художник, изрядный эстет, к тому же любитель природы и охотник. Он был первым из череды строителей разного рода, которые постоянно встречались мне во время путешествия. Это к «Великой стройке солнечного дома» – думала я. Такова сила намерения. В процессе общения с этими людьми я узнавала настоящую реальность, с которой приходится сталкиваться, если хочешь построить дом. Гораздо проще посадить дерево, сына не рожала, не знаю…

 

На следующий день (30 сентября, вторник) была замечательная погода. Это было второе чудо – две недели восхитительного осеннего лета. Но я не знала, что счастье продлится так долго и поспешила в маршрут, который давно хотела осуществить. Подняться на гору над селом – отроги Теректинского хребта. Это было чудесно - вдыхать полной грудью живительный воздух гор и обнимать Землю. Постепенно дыхание становится гармоничным, мысли приходят в порядок, а движения приобретают свойства полёта в пространстве. Осень была в разгаре, и ярко-жёлтые лиственницы чередовались с грязно-жёлтой листвой берёз. Живописные склоны топорщились фигурными скалами. Блаженство. В один раз спугнула тетерева, а потом сверху прилетела хищная птица и села на ближайшее дерево, потом хищник снялся, сделал круг и исчез. По размеру он был похож на ястреба-тетеревятника. Ходить я люблю медленно, с удовольствием, если попадается хорошее местечко, то надо там полежать, почувствовать, послушать. Если нет суеты, то гармония и мир приходят сами собой. Часа за четыре я добрела до вершины, на которой некогда стояла теперь поверженная железная вышка. Но внимание сразу привлёк зверёк размером с доброго крота, который деловито вышагивал по земле. Как и у крота, у него был большой носик с усиками по бокам, зубы и узкие слепые глазки, но цвет шерсти светло-коричневый. Вероятно, это был алтайский цокор. Я последовала за ним с фотоаппаратом. Он не боялся, только стеснительно утыкался мордой в землю всякий раз, когда я наводила резкость. Так мы двадцать минут ходили, я всё ловила момент, а он что-то искал на земле и принюхивался. Потом он добрался до участка, где дёрн был не такой плотный, и начал зарываться в землю. Пробуравил дырку и просунул туда голову, так что торчал один пушистый зад с хвостом. Это было уморительно. Потом он зарылся целиком и ушёл под землю, холмик ещё долго шевелился, а я, положив на него руку, чувствовала, как он там роет землю и копошится. Так вот.

Я пошла дальше и вскоре вышла на плоскую равнину на вершине горы. Там росли кедры-богатыри, они обнимали Землю мощными корнями и соединяли её с небом. Я вышла к краю гребня, с которого была видна соседняя гора над Башталой и Долина драконов – так мы назвали плоскую вершину этой горы. Там на каждом камне по семейству кедров, видимо в этом суровом месте камни и деревья нуждаются в поддержке друг друга. Потом я лежала под кедром и смотрела в небо, которое заволокло серыми тучами. На горе было прохладно, но мне было тепло, внутри горел огонёк любви и жизни.

Когда спускалась, то по дороге отметила невысокий и раскидистый кедр, чем-то он был необычен, и я подошла. Там было такое, что я немедленно залезла на дерево: верхушка его высохла, а боковые ветви разрослись и образовали две чаши, одна выше, другая ниже. В одной можно было сидеть, а в другой лежать, дно их было устлано мягкой хвоёй. Это было дерево, которое воспринимало чувство любви, давно я мечтала найти такого друга. Так здорово!

Когда я вошла в село, были уже сумерки и моросил дождь. Серый забеспокоился, куда я пропала, и позвонил. Отчётливо представилась уха из консервов. Когда я добралась до бани, то с радостью обнаружила, что он сварил эту самую уху…

 

(1 октября, среда). Этот день я посвятила шатаниям по городу. Надо было ознакомиться с Усть-Коксой и найти кучу полезных мест. Нашла гостиницу на улице Солнечная с хозяйкой Татьяной, которую рекламировали в интернете. В гостинице были открытые двери и - никого. Недалеко была красивая деревянная церковь. Потом нашла центральную гостиницу «Уймонская долина» и обнаружила рекламу их санатория в Шершнёвке. Договорились, что я поеду туда на выходные. Узнала, что в Коксе есть конноспортивная станция, и задумала ходить туда заниматься в течение недели. Затем пошагала на окраину города, прошла по большому мосту через Коксу и нашла живописный терем, притаившийся в лесу на берегу реки. Это была контора Катуньского заповедника. Мой сотрудник – великий ботаник и исследователь флоры Катуньского хребта Игорь Артёмов вообще советовал мне остановиться в конторе заповедника, и я держала этот вариант про запас. Жаль, но у них нет даже гостевой комнаты, так – место на полу. С конторой у меня связаны другие воспоминания. В 1999 г. мы ходили на Белуху в составе русско-американской группы и три дня жили здесь, у нас были тренинги для подготовки к переходу и волонтёрская работа по расчистке территории от строительного мусора.

Вечером общались с Сергеем, смотрели дом, который он отделывает деревянной рейкой. Внутри совсем не деревенская шикарная обстановка. Утром я даже пробовала спать в этом доме. Уютно.

 

(2 октября, четверг). Видимо, у меня началась акклиматизация. Я не могла сосредоточиться и волновалась по поводу и без повода. Но была замечательная погода, и я пошла на речку прямо в центре Усть-Коксы. Там есть замечательный подвесной мост. За рекой длинная и широкая коса, поросшая лесом. Через полкилометра я вышла на берег Катуни. Как я люблю эту речку! Вот настоящая Мать Алтая! Здесь воды её не белые и не бирюзовые, а прозрачные с металлическим оттенком. Я долго загорала на берегу, ела боярку, а в кустах шуршали какие-то птички. Потом пошла на место слияния Коксы и Катуни. Там реки соединяются под очень острым углом, и в середине находится стреловидная коса с острым килем. Потрясающее место. Когда стоишь на косе, то всё кругом движется и бурлит, справа и слева - стремительные широкие реки, и впереди они сливаются в один поток, а ты пребываешь на месте, и создаётся одновременное ощущение покоя и движения.

Обедали «в бане». Во второй половине дня намечался поход в Башталу и визит к Тиминым. С ними я познакомилась в прошлом году, когда мы приезжали с Валерием Ивановичем по делам Музея. Они мне понравились, общительные и деятельные деревенские жители, оба творческие на тему изобразительного искусства и музыки. В общем, они сразу расположили к себе и подали нам надежду на сотрудничество в строительстве Дома солнца. Но прошёл год, и у меня появилось чувство, что не всё там ладно, я узнала, что они потратили деньги, оставленные на строительство, и наговорили Липенкову всякой ерунды. С тем он от них и уехал. Но я решила попытать счастья и двинулась к ним на чай. Ещё в Новосибирске я звонила Катерине Тиминой на тему можно ли у них остановиться. Она сказала, что к ним едут родственники с севера, но можно жить у её дочери в Усть-Коксе. Я пришла вечером, мы неплохо посидели. Пили чай и говорили о делах. Вернулся Валерий – муж Кати и спросил, кто я такая, - «Не знаю, говорит, никакую Наташу из Новосибирска». Замечательно. Сидя там, я всё время чувствовала незаметное напряжение. Катя сказала, что они сильно напряглись тем, что добивались выделения участка для строительства и теперь всем надо отдохнуть. На этом я ушла. Эта встреча была очень не похожа на первый радушный приём. Я спросила можно ли у них остановиться, но чёткого ответа не последовало, и мы договорились, что после выходных созвонимся. Я всё искала следы того замечательного общения и энергетической работы, которая была у нас в прошлом году. После этого визита было лишь чувство, что не смотря ни на что, я очень рада их видеть, и вновь протянулась невидимая ниточка куда-то вверх и к Белухе. Это был последний луч, после которого всё было покрыто мраком.

Из светлого было то, что по дороге в Башталу, что идёт по горе, меня обогнала машина, и водитель предложил подвезти. Я отказывалась, но он заверил, что ему было бы приятно. Я уважаю людей, которые не смущаются подвозить всяких туристов, автостопщиков и просто путешествующих. Слава благородным! По дороге ещё отметила, что летают бабочки, совсем как летом, о чём немедленно сообщила великому генетику и энтомологу Олегу Костерину. Жаль, что его не было рядом.

 

(3 октября, пятница). Рано утром уехал Сергей, а я ждала автобус до Тюнгура. Предполагалось два с половиной дня в «крутом» санатории «Шершнёвка». Он, оказывается, на окраине села Катанда, что в двенадцати километрах не доезжая до Тюнгура. Во время поездки в автобусе хитрые алтайцы, увидев девушку с большим рюкзаком, срочно стали рассказывать истории, где очередной медведь встретил очередную женщину за кустом и... Мне Сергей ещё говорил, что они славятся своими рассказами, кто и сколько десятков медведей завалил.

В санатории мне сказали, что повара у них нет, с лошадьми надо договариваться, фитобочка разобрана, сауна дорогая и т.д. Но можно взять велик на прокат. В тот же вечер я схватила велосипед и поехала вперёд по дороге. Солнце сияло, и дали были такие манящие. Дорога жалась к скале, а справа текла величественная Катунь – широкая с плавными меандрами. Я ехала воодушевлённая, там впереди магнит Белухи и маршрут, который я уже преодолела когда-то, но снова с неудержимой силой хотелось припасть к белым живительным водам Ак-Кема и подойти к самому подножию священной горы, и тогда будет что-то необыкновенное, самое настоящее… Однако день кончался, и я не успевала доехать даже до Тюнгура и поэтому крылатая мечта улетела вперёд без меня, а я поехала обратно в светлые палаты. Интересно, что в конечной точке поездки вдруг начало казаться, что за каждой корягой медведь. Я спешилась, и некоторое время лежала под деревом. Я - то знаю, что «дух медведя» всегда указывает на хорошее место. По дороге вообще было много остановок. Бывают иногда моменты, когда начинает немного кружиться голова и теряется ориентация в пространстве. В такие моменты я всегда останавливаюсь и прислушиваюсь к себе и окружающему. Я знаю, что это какое-нибудь чудное открытие или откровение стучится в сознание, замкнутое суетой и спешкой. И не ошибаюсь. В одном месте я обнаружила меленький песчаный пляж, хороший для медитации и загара. В другом месте уже в сумерках меня поманили фигурные камни вдоль дороги. У подножья скалы я обнаружила венок. Там погиб мужчина, но камни вокруг говорили спокойно и доброжелательно. Они долго не отпускали, и я слушала о смысле и покое, о жизни этого места. Вернулась в санаторий уже в темноте и ночевала в симпатичной комнатке со всем необходимым.

 

(4 октября, суббота). Сказали, что к обеду будут лошади. Утром я исследовала территорию, осматривала сауну и бассейн на ручье под открытым небом. Удивительный этот гостевой комплекс «Шершнёвка», шикарные дома с элитными номерами и даже эконом-класс очень дорогой. Конечно, не каждый может себе позволить отдохнуть здесь, и моё появление вызвало удивление, обычно тут останавливаются очень богатые люди, пока, в основном, знакомые создателя этого комплекса, расслабляются и оставляют большие деньги. Все здания здесь очень просторные, в том числе и сауна, рассчитанные на большое количество народа, но в это осеннее время не было никого, кроме меня и трех нефтяников, которые не отсвечивали. Ближе к обеду на веранде ко мне подошёл человек и спросил, откуда я. «Из Новосибирска», - и он тоже. «С Северо-Чемского», - и я тоже. Короче, земляки. Только он «крутой» владелец холдинга, а я туристка. Поговорили о ситуации с экологией и туризмом на Алтае. Помню, он предлагал завхозу Эдуарду угостить меня мясом марала, барана и мёдом. Но этот скупердяй даже и не подумал.

В два часа пришёл парень лет восемнадцати - Санёк, и привёл двух коней. Мне дали самого спокойного. Я волновалась и внутренне прыгала от восторга. Как это здорово. Я ездила на лошади всего один раз, но провела в седле весь день. Это был мощный стресс, но после так хотелось повторить подвиг ещё раз на Алтае. И вот теперь предполагался двухчасовой маршрут на «гладкий камень». Мы поехали шагом, и мой конь сразу попёр в правую сторону - не туда. Пришлось прилагать усилие по управлению живым существом, а это не просто. Через полтора часа мы свернули с дороги, и пошли по полю, на котором паслись кони. Проводник поймал молодого жеребца, и мы вместе двинулись в гору. Это была гранитная скала, и выветривание сгладило вершину, превратив её в нагромождение гладких камней с одним большим в центре. Похоже на «столб», что в Красноярске. Наверху было хорошо и спокойно, открывалась панорама долины и гор в незаметной дымке, сияло сверкающее осеннее солнце. Мы полежали кверху пузом на гладком камне. Саня сказал, что весной тут ещё красивее. Спустились тоже без проблем, и проводник с конями уехал, а я, счастливая и довольная, долго скакала по поляне с криками ура. Ведь я совершила конную прогулку, было боязно, и эта скотина иногда не слушалась, но я всё равно полюбила этого коричневого коня и всё на свете. Вот.

Вечером для меня приготовили фитобочку с пантовым паром. Завхоз сказал, что обычно делают отдельно пантовые ванны и фитобочку с травами, а принимать бочку с «пантами» - это новшество, но он испробовал на себе и увидел, что «это хорошо». Это действительно хорошо.

 

(5 октября, воскресенье). С утра проснулась не сразу, оказалось, что проспала часов двенадцать, после пантовой бочки глаза были немного «в кучку». Но я уже знала, что мне непременно надо заказать ещё одну бочку. Завхоза не было на месте, оно и понятно - выходной. Поэтому всё утро я провела, гоняя на велосипеде по деревне в поисках дома Эдуарда. Нашла.

День снова был замечательный, жаркий и солнечный. Я снова поехала по дороге в Тюнгур. Жаль, что уже не было времени до него доехать, поэтому я решила не спешить и подробнее рассмотреть окрестности. Какие пейзажи кругом - экстаз от красоты. Но самое главное скрыто за горами, и внутренний взор обращается туда. Когда смотришь через пространство или время, то делаешься очень большой, и это чувство величия столь необыкновенно, так не похоже на обычное человеческое восприятие, что его сложно описать.

Вдоль Катуни брели рыбаки, а я загорала на песчаном пляже. Рядом проходило стадо лошадей, и я долго находилась практически в его центре. Они боязливые, но такие симпатичные, что можно смотреть на них часами, разной масти и с разным характером. Каждая чего-то себе думает и в том числе и про меня, потому, что я прыгаю рядом с фотоаппаратом и улыбаюсь от восторга. День прошёл скорее в медитациях, чем в движении, хотя езда на велосипеде по горным дорогам – это здорово, мощная разминка и интенсивное дыхание очищают организм от всего ненужного, и в голове проясняется. На обратном пути нашла большую круглую куртину можжевельника - это второе священное растение после кедра, его можно воскурять и дышать терпким смолистым запахом, а я ещё и ягоды ем. В этом месте через дорогу был природный комплекс как специально созданный для тренингов по горловому пению, танцам или йоги. Сначала была поляна с торчащими из земли камнями, потом первый холм с каменной насыпью и слева, у его подножья, странная роща из молодых берёзок, почти одного возраста. В её глубине угадывались большие валуны. Дальше вверх был ещё один холм, а за ним, ещё выше, горки. На этом холме было бы здорово собираться группой и петь, а лагерь разбить через дорогу у реки. Я себе тут же устроила небольшой тренинг, когда душа поёт и танцует от радости, то горы, и река отзываются. Затем была ещё остановка у фигурных камней, и я положила у венка сухофрукты.

Пребывая здесь, я каждое утро встречала солнце, которое величаво выходило из-за горы и рассеивало туман над рекой, при этом на полянах оттаивала трава, заиндевевшая за ночь. Было здорово петь на высоком берегу реки. А каждый вечер я на той же поляне вслух проговаривала дневные впечатления и провожала солнце за другую горку. На берегу росли ёлки и держали корнями оползающий крутой берег, одна такая ёлка заменяла мне собеседника. В этот вечер я получила мысленный привет от Валерия Липенкова, и как узнала позже, он пытался до меня дозвониться.

Вечером снова была фитобочка, а затем я начала готовиться к отъезду. Рано утром будет автобус в Усть-Коксу.

 

(6 октября, понедельник). Рано утром я выбралась из уютной комнатки и пошла на автобус. Утренний мороз был не страшен, так как ходьба с рюкзаком согреет кого угодно. Ура, автобус остановился, и мне даже нашлось сидячее место. На следующей остановке в автобус набилась, кажется, целая школа весёлых детишек, но через две остановки они вылезли у здания катандинской школы. Рассвет и остаток утра в горах были прекрасными, и я, созерцая, вдыхала свежий воздух.

По приезду в Усть-Коксу встала проблема, где остановиться. Я побрела в гостиницу на Солнечной. Мы договорились о месте на веранде за двести рублей в сутки. Всё хорошо, но по ночам холодно. После этого я сходила на конноспортивную станцию и договорилась о занятиях. Ура, сегодня в обед будет первое.

Перед обедом я лежала у себя на веранде, а надо отметить, что двери этой гостиницы всегда открыты, и веранда тоже без замка, так вот, вваливаются четыре мужика, наливают себе борща, едят, при этом один говорит и матерится по телефону и объясняет кому-то, что если он ему не вернёт деньги, то он его замочит, отрежет ему кое-что, и так далее. Я притаилась на веранде и молчу, так как всё это уже напоминает криминальный триллер. А мужик орёт: «Да моя братва найдёт же его в Барнауле и тогда!..». Кое-как я дождалась, пока они уйдут, и пошла на занятие. А сама смекнула, что в этой гостинице покоя не будет.

В школе мне дали очень спокойного и умного коня по имени Малыш. Он был действительно классный. В первый день мы просто ходили шагом по кругу, а преподавательница куда-то всё ездила на машине, поскольку утром в их помещение кто-то залез и украл деньги – вторая серия криминального триллера. После занятия я зашла в художественный салон, что в центре села, это оказался обычный сувенирный магазин. Интересно, что там я обнаружила картины художника, к которому мы заходили в прошлом году с Тимиными. Он живёт в селе Кастахта на окраине и творит в одиночку. Картины у него очень своеобразные и запоминаются надолго, там гордые хищные птицы и солнце, и тёмные кедры. После я решила посетить Народную библиотеку имени Е.И. Рерих. Вот там мне понравилось: какой-то парень читал под очень красивую медитативную музыку, на потолке висела фотография солнца, в углу стояло пианино, а ещё в зале было несколько прекрасных деревянных скульптур. Возвышенные молодые люди в библиотеке выглядели неприступными, и я побрела дальше. Решила позвонить Тиминой Кате и спросить, можно ли у них остановиться, так как ночевать в гостинице я теперь боялась, поскольку она мне представлялась чем-то в вроде бандитского притона. У страха глаза велики. Я звоню, но трубку берёт муж Кати Валера. Я спрашиваю его про место в Коксе у их дочери Яны. Он отвечает, что там семья, и остановиться нельзя, а у них надо платить и называет цену как в дорогой гостинице. Я с возмущением отвечаю, что с меня берут в два раза меньше, и если бы не криминальные соседи и холодные ночи… Но Валера говорит: «Живи, терпи…». И на этом разговор заканчивается. Обиднее всего было то, что я их уже считала товарищами и сотрудниками по строительству Дома солнца, и душа моя была к ним открыта. Невыносима была мысль, что мы, как приезжие, зависим от этих людей, и что теперь путь к сердцу Уймонской долины лежит через ненасытный желудок Тиминых. В сильном огорчении я собралась и пошла в Башталу, чтобы посетить ещё одну знакомую - Лилию Педак. Валерий Иванович Липенков советовал мне зайти к ней.

Я уже была в Баштале в прошлый четверг и зашла на участок, предназначенный для Дома Солнца. Там стоит домик, во дворе черёмуха, а по участку протекают целых два ручья. В тот вечер там была группа ребятишек, и мы познакомились с симпатичной девочкой. Потом я ещё подружилась с двумя щенками, которые были неразлучны. В этот же раз по дороге в Башталу я снова встретила эту девочку, и мы пошли вместе. Оказалось, что она внучка того художника, что живёт в Кастахте. Такие вот обороты.

Дом Лилии Александровны Педак был прямо таки образцовым, также и огород. Я рассказала Лилии кто я, и какие у меня дела. Поговорили о Музее Солнца, о ситуации в целом и проблемах с Тимиными. Она предложила мне переночевать у неё эту ночь. Я поняла, что наше общение - это шанс начать новое взаимодействие и возможность плодотворной энергетической работы. Поэтому я спросила можно ли остановиться у неё со среды до конца недели. Она сказала, что давайте попробуем, однако ей не хотелось бы, чтобы её дом использовали как гостиницу. Теперь же моей задачей было понять, есть ли в деревне Баштала хоть одна созвучная душа и поддержка идее Дома Солнца.

 

(7 октября, вторник). Сегодня меня ожидал поход на гору над Башталой. Весь год я вспоминала наше путешествие на вершину с Валерием Ивановичем, весь год я мечтала сюда вернуться. Меня ждали вековые кедры и Долина драконов. Как же я соскучилась. День снова замечательный, лёгкие облачка над горами и солнечно. Я поднималась по дороге вдоль ручья и что-то громко говорила о своих проблемах. Как-то Баштала умудрилась меня загрузить. Но всё это постепенно растворялось в потоках чистого горного воздуха и спокойствии кедров. Однажды опять закружилась голова, и я легла на землю. В голове шумело и хотелось плакать. Я поняла, как много у меня внутри обиды и огорчений, они были как озеро с коричневой жидкостью. Я мысленно представила этот водоём, смешала все чувства и стала выпускать его из себя вверх через голову. Я подумала, что это земная субстанция, в землю она и возвратится. После этого полегчало, и я пошла дальше очищенная. Потом я загорала на плоском камне и нашла поваленный кедр, этот поверженный исполин желал передать кому-то свою энергию, и я взяла себе веточку. По дороге опять подумала о присутствии медведя. Уже ближе к вершине обратила внимание на кедр с очень толстым стволом - просто богатырь, он был тёплый и дружелюбный, и возле него я смогла расслабиться и пообедать. Вскоре я вышла на вершину, где открывается прекрасный вид на Уймонскую долину и Катуньский хребет. Я нашла место, где мы с Липенковым останавливались, оно тоже было весьма дружественное, по дереву пробежала белка. На месте нашей палатки я нашла беличий хвостик.

 

Продолжение

 

 

 

***

·Западный Кавказ

·Путешествие за океан

·Путешествие на Алтай 2008. Уймонская долина

·О строительстве био-туалета для визит-центра

·Волонтёрская экспедиция в заповедник Алтайский 2006

·История в стихах

 

 

 

***

·Ищите нас ВКонтакте

 

 

 

 

 

Путеводитель по сайту

18+

© Наталья Прийдак 2016. All rights reserved.