Путеводитель по сайту

Страничка Настроения, или Жизнеутверждающее Чтение: Об уме и сердцеСтраничка Настроения,

или Жизнеутверждающее Чтение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выпуск 84. Об уме и сердце


…Увы, со всех сторон – ТВ, радио, кино, газеты, книги, Интернет – на нас обрушиваются «жизнеутверждающие» насилие, убийства, жестокость, обман

Как выстоять в этом жестком и жестоком мире, оставшись Человеком?!.

 

На этой страничке сделана попытка собрать воедино всё то, что улучшает настроение, укрепляет дух, помогает выстоять в труднейших жизненных ситуациях, помогает ставить правильные позитивные цели и достигать их… Короче говоря, эта страничка – не для всех, она – для каждого!..


Имею честь приветствовать Вас!

 

Вы, кому придется читать это, –

знакомы ли вам такие минуты?

Мне жаль вас, если вы их не знаете…

Евгений Замятин. Мы


 

Об уме и сердце

 

И вот самый конец пушкинского романа в стихах «Евгений Онегин». Онегин, когда-то отказавший Татьяне в любви, возвращается после долгого путешествия и находит Татьяну замужем, она теперь княгиня, она богата и знатна. Теперь черед Онегина любить, он у ног Татьяны, но княгиня отказывает ему, ей кажется, что он хочет лишь завести лестный для него роман, и она выговаривает ему:

 

Как с вашим сердцем и умом

Быть чувства мелкого рабом?

 

Онегин ничего не мог ответить ей, он словно лишился дара речи.

 

Она ушла. Стоит Евгений,

Как будто громом поражен.

В какую бурю ощущений

Теперь он сердцем погружен!

 

Вот какая драма, какой накал страстей, какие необыкновенные происшествия в отношениях между двумя людьми…

 

Но ведь и люди-то необыкновенные – люди, умеющие любить и страдать, гордые, благородные. Это и обижает, оскорбляет Татьяну, что такой прекрасный человек, как Онегин, оказался способным на мелкое, неглубокое чувство: Как с вашим сердцем и умом быть чувства мелкого рабом? Благородный человек не может поддаваться случайному мелкому чувству!

 

В двух словах описан портрет благородного, значительного человека: у него глубокий ум, у него богатое сердце.

 

Сердце и ум – вот человек, вот что делает человека человеком: сердце и ум.

 

Причем сердце – на первом месте.

 

Мы ходим каждый день в школу – зачем?

 

Главным образом за умом. Мы надеемся развить свой ум, обогатить память, узнать, как устроен мир, научиться писать, читать, считать. Всё это умственные занятия, и постепенно мы научаемся ценить людей за один лишь ум. Отметки ставят тоже за ум. И умом пробивают люди дорогу в жизнь.

 

Но всё это неправильно, всё не так! Не ум, а сердце – главное в человеке. Сердце – способность любить, верить, надеяться, глубоко чувствовать. Умный – это очень хорошо, но как мы все любим сердечных, теплых, расположенных ко всем людей!

 

Каждому и каждой из вас придется делать выбор, каждому придется создавать семью. Встретив умного человека, не обольщайтесь, спросите себя: а есть ли у него сердце? А глубокое ли у него сердце? А умеет ли он любить?

 

Тяжело жить рядом с глупым. Но еще тяжелее – с бессердечным.

 

Пусть всем повезет, пусть каждому встретится умный и сердечный человек. Он обязательно встретится, если мы будем знать, что же именно должны ценить в людях: сердце и ум…

 

Симон Соловейчик. Пушкинские проповеди


 

***

Леса полоса

На склоне горы, словно

Пояс для меча.

 

Мацуо Басё


 

Ученые назвали самые волнующие мужчин и женщин фильмы

Нейропсихолог Дэвид Льюис из Лаборатории мозга в Великобритании установил природу эмоций, которые ощущают зрители при просмотре фильмов. В его исследовании приняли участие 1000 человек, среди которых было поровну мужчин и женщин. Добровольцы просматривали десятиминутные ролики, содержащие самые эмоциональные моменты различных фильмов. Во время просмотра роликов Льюис и его сотрудники снимали у испытуемых электроэнцефалограмму и замеряли изменения их кровяного давления и сердечного ритма.

По наблюдениям ученых, наибольший эмоциональный отклик у добровольцев вызвал фильм База Лурмана «Ромео и Джульета» с Леонардо ДиКаприо и Клэр Дэйнс. При просмотре сцены смерти Ромео и Джульетты сердечный ритм увеличивался более чем у 20% испытуемых. «Касабланка» Майкла Кертица заставляла учащенно биться сердца 12% добровольцев. 10% впадали в предобморочное состояние при просмотре знаменитой любовной сцены из фильма Джерри Закера «Призрак». Столько же человек чрезвычайно сильно реагировали на волнующие эпизоды из «Грязных танцев».

Ученые обнаружили, что при наблюдении волнующих сцен зритель переживает те же эмоции, что и герои на экране. То есть, при просмотре фильма зрители ощущают происходящие с героями события так же, как если бы это случилось непосредственно с ними. Нейроны человеческого мозга как бы «отражают» наблюдаемые эмоции. У женщин способность к сопереживанию оказалась выше. Они были более восприимчивы к романтическим эпизодам, а мужчины – к насыщенным действиями. Сердечный ритм у женщин увеличивался с 65 до 130 ударов в минуту, а у мужчин – только до 100.

Льюис говорит, что при просмотре эмоционального романтического кино в кровь выделяются химические вещества, родственные амфетаминам, которые вызывают головокружение. Головокружение дополнительно усиливает «реальность» происходящего. Именно личное переживание эмоций героев способствует тому, что фильм оставляет сильное впечатление.


 

***

Рабочие столовые

Столовые рабочие, –

Кончаются супы,

Перловые и прочие.

 

Желудок у толпы

Работает неплохо.

Перловые супы,

Столовая эпоха.

 

Александр Межиров


 

***

Я первый смерил жизнь обратным счетом –

Я буду беспристрастен и правдив:

Сначала кожа выстрелила потом

И задымилась, поры разрядив.

 

Я затаился, и затих, и замер, –

Мне показалось – я вернулся вдруг

В бездушье безвоздушных барокамер

И в замкнутые петли центрифуг.

 

Сейчас я стану недвижим и грузен,

И погружен в молчанье, а пока –

Меха и горны всех газетных кузен

Раздуют это дело на века.

 

Хлестнула память мне кнутом по нервам –

В ней каждый образ был неповторим…

Вот мой дублер, который мог быть первым,

Который смог впервые стать вторым.

 

Пока что на него не тратят шрифта, –

Запас заглавных букв – на одного.

Мы с ним вдвоем прошли весь путь до лифта,

Но дальше я поднялся без него…

 

Вот тот, который прочертил орбиту, –

При мне его в лицо не знал никто, –

Всё мыслимое было им открыто

И брошено горстями в решето…

 

И словно из-за дымовой завесы

Друзей явились лица, и семьи, –

Они все скоро на страницах прессы

Расскажут биографии свои.

 

Их всех, с кем вел я доброе соседство,

Свидетелями выведут на суд, –

Обычное мое, босое детство

Обуют и в скрижали занесут…

 

Чудное слово «Пуск» – подобье вопля –

Возникло и нависло надо мной, –

Недобро, глухо заворчали сопла

И сплюнули расплавленной слюной.

 

И вихрем чувств пожар души задуло,

И я не смел – или забыл – дышать.

Планета напоследок притянула,

Прижала, не желая отпускать.

 

Она вцепилась удесятеренно, –

Глаза, казалось, вышли из орбит,

И правый глаз впервые удивленно

Взглянул на левый, веком не прикрыт.

 

Мне рот заткнул – не помню, крик ли, кляп ли, –

Я рос из кресла, как с корнями пень.

Вот сожрала всё топливо до капли

И отвалилась первая ступень.

 

Там, подо мной, сирены голосили,

Не знаю – хороня или храня,

А здесь надсадно двигатели взвыли

И из объятий вырвали меня.

 

Приборы на земле угомонились,

Вновь чередом своим пошла весна,

Глаза мои на место возвратились,

Исчезли перегрузки, – тишина…

 

Эксперимент вошел в другую фазу, –

Пульс начал реже в датчики стучать.

Я в ночь влетел – минуя вечер, сразу, –

И получил команду отдыхать.

 

И неуютно сделалось в эфире,

Но Левитан ворвался в тесный зал

И отчеканил громко: «Первый в мире…» –

И про меня хорошее сказал.

 

Я шлем скафандра положил на локоть,

Изрек про самочувствие свое.

Пришла такая приторная легкость,

Что даже затошнило от нее.

 

Шнур микрофона словно в петлю свился.

Стучали в ребра легкие, звеня.

Я на мгновенье сердцем подавился –

Оно застряло в горле у меня.

 

Я отдал рапорт весело – на совесть,

Разборчиво и очень делово.

Я думал: вот она и невесомость –

Я вешу нуль, – так мало, ничего!..

 

Но я не ведал в этот час полета,

Шутя над невесомостью чудной,

Что от нее кровавой будет рвота

И костный кальций вымоет с мочой…

 

Владимир Высоцкий


 

***

Всё, чего достиг?

На вершины гор, шляпу

Опустив, прилег.

 

Мацуо Басё


 

…Когда ты догадаешься, что взрослые похожи друг на друга, а тебе дано не более, чем им, очень захочется спрятаться в старую дедову шляпу… В огромном велюровом пальто, в талой апрельской луже, руки в карманах, по заходящему на прищуренных веках бледному весеннему солнцу… И послать эту жизнь к черту!?... Вспомни меня: не делай ни того, ни иного. Не делай вообще ничего из того, что уже разочаровало твоих близких. Ибо всё, что ими создано, ими же и разрушено…

 

И еще: там, в апрельской луже, собрав свои силенки, вытащи из мною сказанного два слова: «всё» и «ничего». И, сложив их, шепни себе на дорожку – всё ничего…

 

Всев. Соловьев


 

Туманны Патриаршие пруды.

Мир их теней загадочен и ломок,

и голубые отраженья лодок

видны на темной зелени воды.

Белеют лица в сквере по углам.

Сопя, ползет машина поливная,

смывая пыль с асфальта и давая

возможность отражения огням.

Скользит велосипед мой в полумгле.

Уж скоро два, а мне еще не спится,

и прилипают листья к мокрым спицам,

и холодеют руки на руле.

Вот этот дом, который так знаком!

Мне смотрят в душу пристально и долго

на белом полукружье номер дома

и лампочка под синим козырьком.

Я спрыгиваю тихо у ворот.

Здесь женщина живет – теперь уж с мужем

и дочкою, но что-то ее мучит

и что-то спать ей ночью не дает.

И видится ей то же, что и мне:

вечерний лес, больших теней смещенье,

и ландышей неверное свеченье,

взошедших из расщелины на пне,

и дальнее страдание гармошек,

и смех, и платье в беленький горошек,

вновь смех и все другое, из чего

у нас не получилось ничего…

Она ко мне приходит иногда:

«Я мимо шла. Я только на минуту», –

но мне в глаза не смотрит почему-то

от странного какого-то стыда.

И исчезают вновь ее следы…

 

Вот эта повесть, ясная не очень.

Она туманна, как осенней ночью

туманны Патриаршие пруды.

 

Евгений Евтушенко. Патриаршие пруды


 

***

Рекомендую прочесть:

Айн Рэнд. Атлант расправил плечи

Джеймс Хилтон. Потерянный горизонт


 

***

Хотите послушать, как поет соловей? – Слушайте: http://netler.ru/download/solovei.wav (1,7МБ).

А вот так поет щегол: http://netler.ru/download/schegol.wav (94,9КБ).


 

***

Аксессуары для сотовых телефонов

Издательство «Питер» – лучшие книги по лучшим ценам

 

RSS: новые статьи сайта «Слово»·RSS: новые статьи сайта «Слово»

 

 

Рассылки Subscribe.Ru
Страничка Настроения
Интересное и полезное в Инете и Рунете
Погода в Алдане
Игрушки-антистресс
 Рассылка 'Страничка настроения, или жизнеутверждающее чтение'

 

Живите в радости!

 

***

Всего Вам Доброго:

Здоровья, Счастья, Любви,

Отличного Настроения!..

 

 

Путеводитель по сайту


© old-netler 2005–2009. All rights reserved.