Путеводитель по сайту

Страничка Настроения, или Жизнеутверждающее Чтение: О державной властиСтраничка Настроения,

или Жизнеутверждающее Чтение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выпуск 86. О державной власти


…Увы, со всех сторон – ТВ, радио, кино, газеты, книги, Интернет – на нас обрушиваются «жизнеутверждающие» насилие, убийства, жестокость, обман

Как выстоять в этом жестком и жестоком мире, оставшись Человеком?!.

 

На этой страничке сделана попытка собрать воедино всё то, что улучшает настроение, укрепляет дух, помогает выстоять в труднейших жизненных ситуациях, помогает ставить правильные позитивные цели и достигать их… Короче говоря, эта страничка – не для всех, она – для каждого!..


Имею честь приветствовать Вас!

 

Вы, кому придется читать это, –

знакомы ли вам такие минуты?

Мне жаль вас, если вы их не знаете…

Евгений Замятин. Мы


 

О державной власти

 

В пушкинском «Борисе Годунове» есть знаменитая сцена – разговор царя Бориса с сыном Феодором, который чертит географическую карту России, «чертеж земли московской». «Вот видишь, – говорит он отцу, – тут Москва, тут Новгород, тут Астрахань. Вот море, вот пермские дремучие леса, а вот Сибирь…». Царь Борис Годунов радуется занятиям сына:

 

Как хорошо! вот сладкий плод ученья!

Как с облаков ты можешь обозреть

Все царство вдруг: границы, грады, реки.

Учись, мой сын: наука сокращает

Нам опыты быстротекущей жизни…

 

Эти слова повторяют каждый раз, когда хотят сказать о значении науки, они уже даже и приелись немного; но вслушаемся в них: по мысли Пушкина, наука – для жизни, для короткой нашей жизни, для быстротекущей и быстропреходящей жизни, в которой очень немногое удается узнать на собственном опыте. И вот что делает наука: она сокращает время, она как бы замещает собственный опыт, она словно продлевает жизнь.

 

Но в этом же монологе царя, в конце его, есть еще две важные строчки, которые известны меньше – их реже цитируют. Царь заключает свою речь:

 

Учись, мой сын, и легче и яснее

Державный труд ты будешь постигать.

 

Державный труд… Труд управления державой, государством…

 

…Еще совсем недавно считалось неприличным выдвигать себя на первые места, теперь не так. Теперь каждый, кто чувствует в себе силы и кто заручился поддержкой людей, может претендовать на самый высокий пост – по закону он доступен всем, с известными ограничениями. И совсем не зазорно теперь смолоду мечтать о губернаторском или даже президентском кресле – это называют здоровым, естественным честолюбием.

 

Но настоящие люди мечтают о державном труде именно как о труде, причем величайшем.

Кто знает, может быть, в этом классе, в этой школе сидит сегодня за партой будущий президент России и слушает эти слова.

Что нужно, чтобы тебе доверили державный труд?

Искренняя, страстная любовь к своему народу, самоотверженная любовь.

Сильный, крепкий характер, умение поставить перед собой цель и добиться ее – но не во что бы то ни стало, не любой ценой. Ни один человек не должен пострадать, государственный муж должен быть человеком с чистыми руками, с чистой совестью.

Ясные, твердые знания, особенно знания родной истории, родной культуры, родного языка.

И конечно же, умение общаться с людьми, знание, понимание людей, любовь к ним.

 

Словом, как сказано у Пушкина:

 

Учись, мой сын, и легче и яснее

Державный труд ты будешь постигать…

 

Симон Соловейчик. Пушкинские проповеди


 

***

Взгляд не отвести –

Луна над горной грядой,

Родина моя.

 

Мацуо Басё


 

Omron представила программную технологию для оценки улыбки человека

Компания Omron представила программное обеспечение, которое позволяет обнаруживать до сотни лиц на изображении и оценивать степень улыбки человека.

Технология названная Okao Catch, анализирует кривые губ, движение глаз и другие характеристики и может определить насколько сильно человек улыбается.

На демонстрации новой технологии видеокамера снимала журналистов, после чего на экране выдавался результат. В итоге, люди которые сильно улыбались и смеялись, получили результат – более 89%, в то время как люди с мрачным выражением лица не получили и одного процента.

Корпорация Sony уже имеет подобную функцию в своих цифровых камерах, которая автоматически начинает снимать, когда на лицах людей появляется улыбка.

Однако, Omron, прежде всего, надеется использовать свою технологию в области медицины, чтобы оценивать эмоциональное состояние пациентов.


 

***

Просыпается тело,

Напрягается слух.

Ночь дошла до предела,

Крикнул третий петух.

 

Сел старик на кровати,

Заскрипела кровать.

Было так при Пилате,

Что теперь вспоминать.

 

И какая досада

Сердце точит с утра?

И на что это надо –

Горевать за Петра?

 

Кто всего мне дороже,

Всех желаннее мне?

В эту ночь – от кого же

Я отрекся во сне?

 

Крик идет петушиный

В первой утренней мгле

Через горы-долины

По широкой земле.

 

Арсений Тарковский


 

Господи, приведи меня

от смерти – к Жизни,

от лжи – к Правде,

от отчаяния – к Надежде,

от страха – к Вере,

от ненависти – к Любви,

от войны – к Миру.

 

(Из молитвы о мире)


 

Покуда сердце живо в нас и чутко,

Поверь, мой друг, оно сильней рассудка.

С надеждой мы должны смотреть вперед

И принимать, что нам судьба несет.

 

Наш путь не будет легким и свободным,

Но не спеши назвать наш труд бесплодным.

Надейся, верь: в грядущей жизни он

Не пропадет, а будет завершен.

 

Мы новый мир с тобой увидим вместе,

Коль будем жить по совести и чести;

И там нас добрым словом помянут

За то, что мы пытались сделать тут.

 

Артур Хью Кларк. Из религиозных стихотворений


 

***

Не как люди, не еженедельно,

Не всегда, в столетье раза два

Я молил тебя: членораздельно

Повтори творящие слова.

 

И тебе ж невыносимы смеси

Откровений и людских неволь

Как же хочешь ты, чтоб я был весел?

С чем бы стал ты есть земную соль?

 

Борис Пастернак


 

Я убит подо Ржевом,

В безыменном болоте,

В пятой роте, на левом,

При жестоком налете.

 

Я не слышал разрыва,

Я не видел той вспышки, –

Точно в пропасть с обрыва –

И ни дна, ни покрышки.

 

И во всём этом мире,

До конца его дней,

Ни петлички, ни лычки

С гимнастерки моей.

 

Я – где корни слепые

Ищут корма во тьме;

Я – где с облачком пыли

Ходит рожь на холме;

 

Я – где крик петушиный

На заре по росе;

Я – где ваши машины

Воздух рвут на шоссе;

 

Где травинку к травинке

Речка травы прядет, –

Там, куда на поминки

Даже мать не придет.

 

Подсчитайте, живые,

Сколько сроку назад

Был на фронте впервые

Назван вдруг Сталинград.

 

Фронт горел, не стихая,

Как на теле рубец,

Я убит и не знаю,

Наш ли Ржев наконец?

 

Удержались ли наши

Там, на среднем Дону?..

Этот месяц был страшен,

Было всё на кону.

 

Неужели до осени

Был за ним уже Дон,

И хотя бы колесами

К Волге вырвался он?

 

Нет, неправда. Задачи

Той не выиграл враг!

Нет же, нет! А иначе

Даже мертвому – как?

 

И у мертвых, безгласных,

Есть отрада одна:

Мы за Родину пали,

Но она – спасена.

 

Наши очи померкли,

Пламень сердца погас,

На Земле на поверке

Выкликают не нас.

 

Нам свои боевые

Не носить ордена,

Вам – всё это, живые,

Нам – отрада одна:

 

Что недаром боролись

Мы за Родину-мать.

Пусть не слышен наш голос, –

Вы должны его знать.

 

Вы должны были, братья,

Устоять, как стена,

Ибо мертвых проклятье –

Эта кара страшна.

 

Это грозное право

Нам навеки дано, –

И за нами оно –

Это горькое право.

 

Летом, в сорок втором,

Я зарыт без могилы.

Всем, что было потом,

Смерть меня обделила.

 

Всем, что, может, давно

Вам привычно и ясно,

Но да будет оно

С нашей верой согласно.

 

Братья, может быть, вы

И не Дон потеряли,

И в тылу у Москвы

За нее умирали.

 

И в заволжской дали

Спешно рыли окопы,

И с боями дошли

До предела Европы.

 

Нам достаточно знать,

Что была, несомненно,

Та последняя пядь

На дороге военной.

 

Та последняя пядь,

Что уж если оставить,

То шагнувшую вспять

Ногу некуда ставить.

 

Та черта глубины,

За которой вставало

Из-за вашей спины

Пламя кузниц Урала.

 

И врага обратили

Вы на запад, назад.

Может быть, побратимы,

И Смоленск уже взят?

 

И врага вы громите

На ином рубеже,

Может быть, вы к границе

Подступили уже?

 

Может быть… Да исполнится

Слово клятвы святой! –

Ведь Берлин, если помните,

Назван был под Москвой.

 

Братья, ныне поправшие

Крепость вражьей земли,

Если б мертвые, павшие

Хоть бы плакать могли!

 

Если б залпы победные

Нас, немых и глухих,

Нас, что вечности преданы,

Воскрешали на миг, –

 

О, товарищи верные,

Лишь тогда б на войне

Ваше счастье безмерное

Вы постигли вполне.

 

В нем, том счастье, бесспорная

Наша кровная часть,

Наша, смертью оборванная,

Вера, ненависть, страсть.

 

Наше всё! Не слукавили

Мы в суровой борьбе,

Всё отдав, не оставили

Ничего при себе.

 

Всё на вас перечислено

Навсегда, не на срок,

И живым не в упрек

Этот голос наш мыслимый.

 

Братья, в этой войне

Мы различья не знали:

Те, что живы, что пали, –

Были мы наравне.

 

И никто перед нами

Из живых не в долгу,

Кто из рук наших знамя

Подхватил на бегу,

 

Чтоб за дело святое,

За Советскую власть

Так же, может быть, точно

Шагом дальше упасть.

 

Я убит подо Ржевом,

Тот еще под Москвой.

Где-то, воины, где вы,

Кто остался живой?

 

В городах миллионных,

В селах, дома в семье?

В боевых гарнизонах

На не нашей земле?

 

Ах, своя ли, чужая,

Вся в цветах иль в снегу…

Я вам жить завещаю, –

Что я больше могу?

 

Завещаю в той жизни

Вам счастливыми быть

И родимой отчизне

С честью дальше служить.

 

Горевать – горделиво,

Не клонясь головой,

Ликовать – не хвастливо

В час победы самой.

 

И беречь ее свято,

Братья, счастье свое –

В память воина-брата,

Что погиб за нее.

 

Александр Твардовский. Я убит подо Ржевом


 

И бунтует и клокочет,

Хлещет, свищет и ревет,

И до звезд допрянуть хочет,

До незыблемых высот…

Ад ли, адская ли сила,

Под клокочущим котлом,

Огнь геенский разложила –

И пучину взворотила,

И поставила вверх дном?

 

Волн неистовых прибоем

Беспрерывно вал морской,

С ревом, свистом, визгом, воем

Бьет в утес береговой –

Но спокойный и надменный,

Дурью волн не обуян,

Неподвижный, неизменный,

Мирозданью современный,

Ты стоишь, наш великан!

 

И озлобленные боем,

Как на приступ роковой,

Снова волны лезут с воем

На гранит громадный твой.

Но о камень неизменный

Бурный натиск преломив,

Вал отбрызгнул сокрушенный,

И струится мутной пеной

Обессиленный порыв…

 

Стой же ты, утес могучий!

Обожди лишь час, другой –

Надоест волне гремучей

Воевать с твоей пятой…

Утомясь потехой злою,

Присмиреет вновь она,

И без вою и без бою,

Под гигантскою пятою

Вновь уляжется волна…

 

Федор Тютчев. Море и утес


 

***

Рекомендую прочесть:

Айн Рэнд. Атлант расправил плечи

Джеймс Хилтон. Потерянный горизонт


 

***

Хотите послушать, как поет соловей? – Слушайте: http://netler.ru/download/solovei.wav (1,7МБ).

А вот так поет щегол: http://netler.ru/download/schegol.wav (94,9КБ).


 

***

Аксессуары для сотовых телефонов

Издательство «Питер» – лучшие книги по лучшим ценам

 

RSS: новые статьи сайта «Слово»·RSS: новые статьи сайта «Слово»

 

 

Рассылки Subscribe.Ru
Страничка Настроения
Интересное и полезное в Инете и Рунете
Погода в Алдане
Самые продаваемые книги
 Рассылка 'Страничка настроения, или жизнеутверждающее чтение'

 

Сей день сотворил Господь:

возрадуемся и возвеселимся в оный!

(Псалтирь. 117:24)

 

***

Всего Вам Доброго:

Здоровья, Счастья, Любви,

Отличного Настроения!..

 

 

Путеводитель по сайту


© old-netler 2005–2009. All rights reserved.