Путеводитель по сайту

Павел Прийдак: Плюрализм мнений

Фельетон

 

***

Павел Прийдак

…Проблема возникла не в верхах. Возникла в самых что ни на есть низах, – стало быть, на районном уровне.

Формулировка проблемы была несколько вульгарной, но зато краткой и доходчивой. А именно: «Кишка кишке кукиш кажет». Но вот что касается толкования сути и истоков названной проблемы, то тут возникли серьёзные затруднения. Явно требовалось прибегнуть к плюрализму мнений.

 

Созвали актив общественности.

Первым выступил заслуженный бюрократ района Колосников. Он сказал:

– Уважаемый актив! В прошлом такую проблему у нас никто не поднимал, и мне думается, и сейчас для её поднятия не имеется достаточных критериев. Но поскольку в наши дни давить инициативу запрещено, давайте будем обсуждать. Я же (это, конечно, моё личное мнение) твёрдо убежден, что этот вопрос только и заключает в себе, что две кишки и, я извиняюсь, один кукиш.

 

Вторым выступил президент районного объединения субподрядчиков Волосухин. Он сказал так:

– Я бы, земляки, посмотрел на это дело несколько иначе. Конечно, при ближайшем рассмотрении мы выявляем, как заявил уважаемый Колосников, только две кишки плюс один кукиш. Но если чуть-чуть углубиться, то мы найдем уже не две, а три кишки, а рядом с кукишем – ещё и целую кукишку! На том же самом месте! И эта кукишка опять-таки «кажет»! Дело, как видите, обстоит более драматично, чем это видится уважаемому Колосникову.

 

От закупочных кооператоров слово взяла товарищ-гражданка Талонная. Вот её речь:

– Мне кажется, как Колосников, так и Волосухин говорили по существу. Но особенно ценным показалось мне выступление Волосухина. В самом деле: кто сказал, что две кишки не способны произвести третью кишку? Да мы, кооператоры, из одного щенка делаем две дубленки, а другой раз – и больше! И берут, никто не корчится! Это подтвердит любой наш потребитель!

 

Председательствующий:

– Между прочим, Талонная ещё раз указывает нам путь к наиболее безболезненному переходу от экстенсивности к интенсификации. Однако продолжим. От неформального объединения Олух слово предоставляется гражданину Подколодному.

 

Голос из рядов:

– Что это там ещё за Олух?

 

Подколодный:

– Но если имеется Рух, то почему не может иметься Олух?

 

Голос:

– У нас и формальных дураков достаточно, а тут ещё и неформальные объявляются!

 

Подколодный:

– Ваши дураки не имеют программы, а наши её имеют! Мы были зарегистрированы как Общество Любителей УХи. Но рыба на рыбу не приходится: сегодня она есть, а завтра её нет. Поэтому мы заменили свою старую программу на новую.

 

Голос:

– К чему же она, ваша новая программа, призывает?

 

Подколодный:

– Наша новая программа – протестовать и требовать! Прошу не перебивать! А хочу я сказать, что поставленная в повестку дня проблема об органах подкинута нам самими органами! Разве это не ясно? Мы, олухи, протестуем! Долой! Мы требуем немедленно известить об этом ООН!

 

Голос из рядов:

– Так тебе сразу и ООН! Надо соблюсти субординацию и для начала известить ОАГ!

 

В это самое время поднялся публицист Веслоперов:

– Как лингвист, я хотел бы внести некоторую ясность. Что в ООН, что в ОАГ – пустые хлопоты. По той простой причине, что в Новом Свете разговоры ведутся исключительно на испанском и английском, так как своего языка американцы иметь не удосужились. А русскому языку они ещё не обучены.

 

Председательствующий:

– То-то и оно-то! Ну, а если мы сделаем перевод нашей проблемы с русского, скажем, на тот же испанский? Какое будет ваше мнение, земляки? Может, попробуем?

 

Веслоперов:

– Уже пробовали. Ещё в начале XX века. Получается нечто похожее на заворот кишок, кукишка прячется, а иностранцы, если образно говорить, остаются в дураках. На это чрезвычайное явление ещё Алексей Максимович Горький указывал…

 

Председательствующий тяжело вздохнул, а доктор Хандрозов сказал:

– Поверьте медику: всё, чем мы заинтересованы, относится если не совсем, то почти полностью к внутренним органам человеческого организма. Не следует примазывать их к чему-то другому. И я бы порекомендовал испросить разъяснение по нашей проблеме у Минздрава СССР. Эта организация в нашем вопросе более надёжная, чем какое-то там ОАГ или НАТО.

 

Организовали поимённое голосование. Решили, чтобы ни в ООН, ни в ОАГ о возникшей проблеме вопроса не поднимать. Делегация олухов во главе с Подколодным, проголосовав «против», покинула зал заседаний.

 

После перерыва на трибуне оказался представитель местных старателей Трофим Терещенко. Переводить мову на русский вызвался доморощенный полиглот Белобрющенко. Дело сдвинулось.

 

Терещенко (в переводе на русский Белобрющенко):

– Коли до Минздрава, то до Минздрава. А не посунуться ли нам, панове, и до Руху, ни дна ему, ни покрышки?

 

Голос из зала:

– Надо бы уяснить, чем этот Рух занимается!

 

Терещенко (в переводе на русский Белобрющенко):

– Тот самый Рух озадачился обе-двумя проблемами. То, что Киев – мать всех русских городов, Рух догадался сам по себе, бо ума у него богато. Но туточки и убачил, что Матка – лишь половина великого дела, и что для полной самостийности нужен ещё и Батька. Так шо теперь Рух попереду с Сагайдачным шукае того Батьку. То его, Руха, першая проблема, шоб вин згинул! Другая же его проблема сильно сшибает на ту, шо маем и мы, панове: в его та же дуля, тильки вин её працюе ещё и з маком!

 

Голос из зала:

– Кому же Рух будет показывать ту дулю?

 

Терещенко (в переводе на русский Белобрющенко):

– Как, кому? Вестимо, москалям! Кому не известно, что москали для Руха ближайшие родственники и наикрасчие друзья? А тоди вже иншим…

 

Председательствующий:

– Сдаётся мне, уважаемый актив, что предложение Терещенко нам подходит. Какие будут ещё мнения?

 

Голоса из зала:

– Вреда не будет!

– Вполне подходит!

Сёп буолар!

– Тогда и в ВАСХНИЛ надо бы запрос подать!

– А в ВАСХНИЛ-то с какого перепугу?

– А хотя бы для альтернативы, пташка моя пучеглазая!

 

Председательствующий:

– Да, уважаемый актив, отныне альтернатива – это со всех сторон альтернатива. С ней теперь не шутят. Правда, поговаривают, что ВАСХНИЛ далёк от сельского хозяйства. Но верить ли? Ведь и он от того же пока кормится.

 

Голоса из зала:

– Матушка-земля – она для всех!

– Запросить и его!

– Какой разговор!

 

После поимённого голосования раздельно по делегациям было принято постановление: обратиться с идентичными посланиями и до Минздрава, и до ВАСХНИЛа, и до Руха, чтоб он пропал!

 

Обратились и стали ждать…

 

 

Но не случилось ещё и второй встречи на высшем уровне, как вдруг явилась активу бумага из Минздрава. А в ней – чёрным по белому:

«В глубину ваших весьма туманных намёков аппарат Минздрава, к сожалению, не проник. Тем не менее сообщаем, что глобальный замор человечеству не по нашему профилю, а по линии других ведомств. Мы же лишь индивидуально доводим человека до соответствующей кондиции».

 

Если с Минздравом всё обошлось по уму, то с берегов Днепра по запросу не было ни слуху, ни духу. В конце концов выручила лондонская газета «Вариации и варианты», которая сообщала, что в Рухе при обсуждении какой-то странной кукишечной проблемы произошел раскол. В свою очередь, все западноевропейские государства сконсолидировались, чтобы эту проблему решить. Поговаривают даже, писано в газете, что с нашей стороны будет приглашён психотерапевт Кашпировский.

 

Вскорости откликнулся и ВАСХНИЛ. Вот его отклик:

«Уважаемый актив! Не смеши людей. Не отвлекай от пашни. В указанной тобою чехарде кишок и кукишек разберётся любой грамотный мужик».

 

Активисты обиделись, но совету ВАСХНИЛа вняли: порешили обратиться к мужику. Хватились, а мужика-то в районе нет! Ни светлого, ни тёмного! Олень есть. Автомобиль есть. БАМ есть. Буги-вуги есть. А мужика нет! Приуныли активисты… И тут громко воскричал публицист Веслоперов:

– Вспомнил я, вспомнил! Разве вы не слышали, что телевидение в Архангельске того Мужика обнаружило?

 

…Пошли в Архангельск. А куда денешься? Дошли. Поклонились Мужику да всю свою беду обсказали.

 

Тут архангельский Мужик и спросил их:

– А куда же делись ваши-то мужики? Может, их никогда у вас и не было?

– Как нам помнится, – ответили ходоки, – раньше мужик у нас водился. А теперь вот… его нетути.

Бир да суох!

– Ага, ага: ни единого!

– Но колхозы-то так или иначе должны у вас быть?

– И колхозов у нас нетути. Раньше-то были колхозы, а теперича…

– По крайней мере, РАПО-то у вас есть – спрашивает архангельский Мужик.

– Милай ты наш, и РАПО этого у нас нет. Не ведаем даже, какой снастью его имают!

– Ну то, что у вас нет РАПО, – то не худо, сказал архангельский Мужик. – Что же касается вашей проблемы, то вы её сами решите.

– А как?

– А так: как подвинетесь в свои края, так своими руками сейте вдоль БАМа рапс и репу.

– И они вырастут?

– Не только они, а и мужик вырастет!

– Смотрите-ка ты, вот бы раньше это знать!

– А с РАПО как быть? – спросили ходоки.

– А РАПО не сейте, РАПО само вырастет! – ответил архангельский Мужик.

 

Павел Прийдак

(Опубликовано: Алданский рабочий, 1 января 1990 г.)

 

 

 

***

Дополнения к фундаментальным словарям русского языка

Как правильно?..

Новейшая фразеология. Дополнения к сборникам фразеологии и крылатых слов

Новейший словарь аббревиатур русского языка

Ономастикон (Словарь личных имен)

Словарь цветов и цветовых оттенков

 

 

 

 

Путеводитель по сайту

18+

© Сидоров В.В. 2016. All rights reserved.

Авторство всех материалов сайта http://netler.ru принадлежит Валерию Сидорову и охраняется Законом о защите авторских прав. Использование материалов сайта в offline-изданиях без согласования с автором категорически запрещается. В online-изданиях разрешается использовать материалы сайта при условии сохранения имени и фамилии автора и активной гиперссылки на сайт http://netler.ru.