Путеводитель по сайту

Путешествие на Алтай 2008. Уймонская долина (Мистический триллер)

English version Распечатать

 

Начало

«И смех и слёзы, и любовь».

 

Потом я пошла дальше с целью достичь Долины драконов и найти второе место нашей стоянки. Вскоре показался знакомый камень с кедром наверху. Воздух едва заметно вибрировал, и мне стало немного не по себе. Я подошла к камню и коснулась его рукой, в этот момент закружилась голова, и показалось, что земля внизу гудит - воющие низкие звуки. Я обошла камень и легла головой к нему и лицом к долине внизу. Полежать спокойно не удавалось, пространство вокруг двигалось, порывы ветра долетали сзади и огибали камень, один раз я получила резкий толчок в солнечное сплетение, который вызвал испуг. Чуть ниже на горе я  чувствовала себя спокойно, но здесь оказалась совсем беззащитной перед неизведанными силами природы. Через некоторое время я почувствовала сильный жар выше пояса, в то время как нижняя часть тела мёрзла, в голове просто полыхал огонь и, казалось, я видела столб фиолетового цвета. Терпеть долго это было невозможно, и я встала, обошла камень и двинулась вверх на место стоянки. Постепенно мысли пришли в порядок, равновесие восстановилось, и я снова полежала возле камня, а потом пела мантры и произносила свои намерения. Я просила новый кристалл взаимодействия для Музея солнца, благо для всех кого знаю, обращалась к человеку в белых одеждах, что на Белухе, содействовать сохранению природы и в частности леса в Академгородке. Просила содействовать в создании Дома солнца в Баштале. Я пробыла на вершине, в общем, около часа, а затем забеспокоилась - в голове отчётливо звучал голос, что мне пора, и я начала спуск. И это было хорошо, так как я выходила к Усть-Коксе уже в темноте, долго не могла найти гостиницу, бродила по тёмным улицам со злыми собаками, у меня кружилась голова, и я хотела только одного – лечь в кровать и чтобы меня оставили в покое.

Не тут-то было. Вечером в гостинице обнаружилась целая толпа мужиков – строителей. Однако они оказались замечательные, а я вдруг поняла, что общение с ними спасёт меня сейчас. Я выползла с веранды и присоединилась к компании с пивом и жареной картошкой. Я с удивлением узнала, что это была вчерашняя братва, которая заходила поесть борща. Но они оказались нормальные ребята, мы поговорили, поизливали душу, я наелась картошки и пошла спать. Вот так. Кстати, на веранде было холодно, однако таинственный огонь согревал меня изнутри, и было жарко. Он смягчал все волнения и давал ощущение покоя и безопасности.

 

(8 октября, среда). Утром хотелось покоя и собраться с мыслями, поскольку вечером я собиралась поменять место дислокации – перебраться в Башталу к Лилии. Пришёл строитель Вася, с которым вчера общались, он напоминал криминального авторитета, но был мощным человеком во всех отношениях и имел благородные понятия, привитые его учителем – вором в законе Виталиком. Кроме того, он был настоящим философом с широкой душой и героическим военным (абхазским) прошлым. Сейчас они оформляют здание банка в центре Коксы. Мы снова говорили по душам и загадывали желания.

В обед я пошла на конные занятия. На этот раз преподаватель действительно с нами занималась и обучила меня скакать рысью, не вылетая из седла. После занятия я снова удалилась на берег Катуни, созвонилась с друзьями из Новосибирска и узнала, что Липенков уехал в Петербург получать грамоту, оставалось только догадываться - какую.

Вечером я попрощалась с уютным местом на веранде гостиницы и вызвала такси. Приехал парень на синей «копейке». Мы быстро домчались до Башталы, а на следующий день я собиралась ехать в село Верхний Уймон, дабы посетить его многочисленные музеи. Я тут же договорилась с таксистом о завтрашней поездке.

Второй вечер у Лилии ушёл на покраску новых окон в избе и ворчаний по поводу моих пивных застолий со строителями. Ночевала я в гостевой комнате, там конечно было холодно, но пуховый спальник и два одеяла абсолютно решали проблему.

 

(9 октября, четверг). Утром Лилия продолжила меня пилить, как-то ей удавалось вывести меня из себя. Но утро было прекрасным, и я сосредоточилась на предстоящем путешествии. Заехал таксист и через пятнадцать минут мы были в Верхнем Уймоне. Эта деревня с трёх сторон окружена горами, и отделена от Уймонской долины Катунью. Она как бы сама по себе, и там тихо и спокойно. Меня подвезли прямо к музеям, которых было три: Музей Рериха, Краеведческий музей и Музей старообрядчества. Но у меня не было готовности сразу войти, и я решила погулять по окрестностям, дошла до фигурной скалы на окраине деревни, а потом вышла на поляну, где некогда текла речка. Почитала книжку «Рерих и Алтай», узнала, что возле искомой скалы на берегу речки был когда-то расписной дом Агашевны, которая создавала дивные узоры пальцем и самодельными красками. Также где-то сохранился дом, где останавливалась семья Рерихов, и жил там раньше Атаманов – просвещённый крестьянин, который знал травы и лечил народ.

Опять жарко светило солнце, я нашла на поляне боярышник, а в это время на соседнее дерево сел ворон и прокричал три раза, я за ним, он крикнул четыре, и я четыре, он посчитал до пяти, и я тоже. Тогда он снялся с дерева, подлетел ко мне, сверкнул глазом и удалился в сторону деревни. А я поняла, что моя прогулка закончена и пора продвигаться в Музей. Я уже не помнила, какой тропой забрела на поляну, и просто пошла к деревне, а в это время на дороге появился коричневый конь, он не пасся, а деловито вышагивал по трассе. Я смекнула, что он приведёт к Музеям и двинула за ним, он свернул на главную улицу, и я за ним, потом я глянула в какой-то переулок и мне показалась, что я его помню, я углубилась туда, но тщетно, какая-то сельчанка мне указала снова на главную улицу. Когда я вышла на неё, то огорчалась, что конь уже ушёл, но он неожиданно вышел из соседнего переулка и снова деловито зашагал впереди. Вскоре показались музеи. Такие вот приколы…

Первым был Музей Сибирского Рериховского Общества. Это здание восстановлено как раз из той избы, в которой останавливались Рерихи. Какая-то женщина пригласила меня и провела интересную экскурсию. Больше всего меня впечатлила коллекция минералов и акварельные зарисовки быта староверов. Кроме замечательных репродукций картин Рериха были ещё картины алтайских художников. Наконец экскурсовод сказала, что вообще-то, сегодня день рождения Н.К.Рериха. Да, неужели! Надо же было мне приехать сюда именно в этот день! И что поэтому все экскурсии бесплатные. Вот такое совпадение.

Я пошла обедать на поляну, а внутренне снова прыгала от радости, так как знала, что меня пригласили на день рожденья. Почему-то вспомнился Валерий Иванович, который принимал участие в строительстве краеведческого музея, что раньше был собственно Музеем Рериха. Позвонила Олегу, и он мне ещё дополнительно сообщил, что от своей сотрудницы слышал, что директор Музея Солнца Липенков получил премию имени Н.К. Рериха и теперь получает её в Питере. Эта последняя новость вообще повергла меня в изумление. Слишком много было совпадений в этот день.

Я позагорала на скале среди полыни и бабочек и отправилась теперь уже в Краеведческий музей. Наличники и двери в нём были резные, это и был вклад Липенкова, который давно занимается резьбой по дереву. Экспозиция музея содержала национальные костюмы, предметы быта, в том числе и добытые из захоронений, картины и фотографии, коллекции минералов. Очень интересно. Экскурсию проводил сам директор, и я поздравила его с днём рождения Рериха. А Музей старообрядчества был закрыт, интересная была у него калитка, калитки собственно не было, а был просто забор и снаружи прибита доска, по которой доходишь до верхушки забора и с той стороны уже спускаешься по такой же доске. Во дворе был колодец с «журавлём».

Уже вечером за мной вновь приехал таксист, отвёз в Башталу и заверил, что я теперь всегда могу к нему обращаться. Ха-ха. Я щедро поделилась с Лилией впечатлениями дня. Вечером пришёл её друг Николай, он приехал из Бердска поработать в Усть-Коксе. Лилия отметила, что крепко уважает таких людей, которые работают «на отдачу» и старается всячески поддерживать.

 

(10 октября, пятница). Утром я заканчивала приводить в порядок окна, а Лилия завела стирку. Воду надо было таскать из ручья, Да, «есть женщины в русских селеньях». Утром в дом зашла интересная женщина Ольга – «Светлый дух» как назвала её Лилия. Она художница и сказочница, и эти сказки оказались столь замечательные, что мне немедленно захотелось отправить их на конкурс «Золотое перо Руси» в Москву. Лилия рассказала, что у Ольги недавно умерла сестра и мать, которых она горячо любила, и теперь она приехала на Алтай. Лилия, как истинная Валькирия, взяла её под своё покровительство. Интересно, но в это же утро заехал ещё один знакомый – Пётр - и сказал, что в деревне Теректа освободился дом, и они решили перевезти Ольгу туда. Утром же Ольга попросила нас помянуть в понедельник её сестру Наталью.

Солнце палило нещадно, а к обеду мне надо было спешить на конную станцию. Я поняла, что перебрала солнечной энергии, опять кружилась голова, и я еле тащилась по тропинке вдоль горы. Пришлось найти камень на склоне и долго лежать, поместив голову в прохладную тень. Казалось, что всё внутри расплавилось и может принять любую форму. Через двадцать минут я была уже в состоянии идти на занятие, до него оставалось десять минут, и я расположилась в тени у паслёновых зарослей. В это время смутно знакомая машина забиралась на гору, она остановилась рядом, и оттуда вышел мужчина, который уже подвозил меня как-то в Башталу. Он спросил, как я себя чувствую и сунул мне 100 рублей, сказал, что так ему бог велел, он видит, что мне нехорошо и нужна поддержка. Я вытаращила на него глаза – это было уже слишком, и стала совать сотку обратно, но он настаивал. Мы разговорились, он родился здесь, зовут Иван Огнёв. Я спросила, не в его ли честь назвали деревню Огнёвку. Огнёвы вообще-то – одни из первых поселенцев в этих местах. Оказалось, что у него родственники в Академгородке и Ботанический сад ему знаком. «Земля квадратная», - как сказал мой земляк с Северо-Чемского, - «За углом встретимся».

Занятие сегодня было необычное, мы собирались совершить прогулку до «круга» в Баштале, где обычно проходят конные соревнования. Однако преподавательница не поехала с нами, и мы втроём – я и две девочки - сели на коней и двинулись. Самый ретивый достался младшей Тане. Она его еле сдерживала. На месте мы поскакали рысью, но её жеребец – Кречет - не унимался, норовил перейти в галоп. Под конец, когда Таня слезла, он, в наглую, наступил ей на ногу. Этот конь заводил всех, и мой Малыш тоже постоянно пускался вскачь, но делал это столь деликатно, что я даже не заметила, как он проскакал несколько шагов галопом. А вот Кречет - таки сбросил Татьяну из седла. Тогда вторая деваха, не хилых размеров и килограммов, показала тому кулак и взгромоздилась вместо Татьяны. Теперь дело пошло спокойнее. За время общения я прямо таки влюбилась в своего Малыша. Умный и спокойный, жаль, что по конским меркам он уже старичок.

После занятия я посетила магазин на предмет продуктов для ресторана «у Лилии». А вечером мы делали сложные бутерброды в духовке и ждали друга Колю. Лилия была высококлассным специалистом в области изделий из макраме и талантливым художником, она сообщила, что желает начать новую работу, и для этого нужна фотография всадника, спускающегося с горы. А пока - ремонт и огородные работы, и мне нравилось помогать этой женщине. Это была типичная сильная творческая личность со скверным характером и яркой индивидуальностью. Она говорила без умолку и хваталась сразу за сто дел, и, что самое интересное - успевала. Как и все Близнецы по гороскопу, эта противоречивая натура имела внутри как минимум два противоположных течения. С одной стороны её напрягало и раздражало моё присутствие, о чём не раз говорилось, а с другой стороны, она вцепилась в меня и почти не давала покоя. С одной стороны, она говорила, что не желает общения, хочет остаться одна и только работать, ибо никто не в состоянии понять и оценить её высокий уровень, а с другой стороны, всё в ней кричало: «Ну, я же так хочу, чтобы меня выслушали и поняли, хочу научить людей тем прекрасным вещам, которые сама умею!». Я стойко принимала всё это на грудь, а она говорила, поучала, нападала, ругалась, шутила, потом вдруг замолкала, а через секунду всё повторялось. Вот так в одной натуре волк - одиночка сочетается с заядлым общественником.

 

(11 октября, суббота). Погода была просто замечательная - весь Катуньский хребет и Белуха как на ладони. Сегодня договорились копать землю. Какое удовольствие работать на улице, когда тепло и светит солнце, а перед тобой такой замечательный пейзаж, и свежий воздух приподнимает над землёй. Лилия рассказала, что в Баштале ещё есть диво дивное: сельчане строят дом из соломы. Я попросила показать, и мы пошли туда. Оказалось, что это очаг экологического строительства, которое ведётся по разработкам Огородникова – учёного из Академгородка, по России и за рубежом. С его лёгкой руки под Городком теперь есть целое экопоселение, где граждане пытаются использовать экологические технологии в строительстве, нашлись смельчаки и на Алтае. Ольга Фомиченко – мать строителя - показала нам деревянный каркас дома и приспособление для прессовки соломенных блоков, кирпичи из глины с соломой. Они уже выложили часть стены соломенными блоками.

На обратном пути навстречу вдруг вылетел долгожданный всадник. Я схватила фотоаппарат, щёлк, щёлк, но ракурс был неудачным. Лилия, может, и коня на скаку остановит, но в этот раз мы что-то постеснялись, и зря. Больше такого случая не представилось. Время дня уходило ещё и на то, чтобы покормить обедом строителей - алтайцев, которые возводили дом по соседству для племянницы Лилии.

Ближе к вечеру я собралась в магазин за хлебом. Дорога лежала мимо дома Тиминых. Когда я поравнялась с ним, то с удивлением увидела летящий в мою сторону камень, потом ещё один. Кому расскажешь – не поверят. Вот тебе и деревенская магия. Потом я сходила на участок под Дом Солнца и всё мечтала забить окно доской, чтобы ребятня не лазала. Этим вечером так хорошо пелось, красивая луна висела над долиной, а потом была баня, березовые и можжевеловые веники. За ужином мне вдруг пришла в голову одна мысль. Назавтра намечался переезд Ольги в Теректу. «А кто сдаёт ей дом? Уж не Тимины ли?». Конечно. Лилия сказала, что Ольга уже заплатила им заранее за три месяца, а прожила всего полтора и надеется, что те вернут ей деньги. Я предупредила Лилию, что эти люди денег, скорее всего, не отдадут, ещё и Ольгу обидеть могут, так что ей потребуется их поддержка. Впоследствии так оно и вышло.

Ночью я внезапно проснулась от того, что у меня болел затылок. Потом меня бросало в жар. Я посмотрела в окно и увидела, что погода совершенно переменилась, над долиной висели низкие серые тучи.

 

(12 октября, воскресенье). Резко похолодало, со всех сторон долину окружали снеговые тучи, а иногда моросил дождь. Лилия испугалась, что снегом накроет несобранный урожай, и мы помчались на огород срезать пшеницу и овёс. На сегодня я наметила визит к Ольге и Людмиле - заведующей сельским клубом, сестре Катерины Тиминой. К Ольге мы пошли перед обедом. У неё сидела Катя Тимина, поэтому разговора не получилось, однако я предложила Ольге отправить её сказки на конкурс.

В обед мы пошли в клуб, там была Людмила, мы очень обрадовались встрече. С прошлого года клуб отремонтировали и разрисовали. Катя Тимина изобразила красивый пейзаж и большое солнце (не бесплатно, конечно). На вопросы, как обстоят дела со строительством Музея Солнца, мы взяли и вывалили ей всю правду о том, как целый год убеждали районную администрацию, какие были проблемы и как Тимины присвоили деньги, оставленные на материалы и строительство. Людмила была возмущена и пообещала поддержку со своей стороны. Приглашала в гости.

День был холодный и пасмурный. В обед я стала подумывать об отъезде, хотя ощущения завершённости поездки не было. Надо было вызвать такси на завтрашнее утро. Я позвонила тому парню, который возил меня три раза и советовал на него положиться. В телефоне зазвучала знакомая музыка, но голос ответил, что это никакое не такси. Странно. Звоню по другому номеру – абонент недоступен. Взяла у Лилии три номера, но и там облом. Я решила повторить попытки вечером. Затем мы покормили строителей обедом, а остаток дня собирали урожай. Вечером я взяла молоток, гвозди и доску и наконец-то решилась забить окно в домике. Это оказалось не просто. Гвозди не шли в твёрдую древесину, гнулись, а молоток высекал искры. Но, наконец, несколько гвоздей были забиты. Ура. Этим вечером в воздухе висело что-то значительное. А у меня иногда бывает, что я чувствую беспокойство, я тогда стараюсь сосредоточиться, и через некоторое время оказывается, что надо срочно куда-то идти. Так было и в этот раз. Дело в том, что сегодня обещанный переезд Ольги не состоялся, и она ещё на один вечер осталась в Баштале. Это был шанс пообщаться, и я прямо так с молотком и пошла.

Были сумерки, и по долине гулял холодный ветер. Я кое-как достучалась в избушку, но как только вошла, стало тихо, тепло и уютно. В комнате звучала медитативная музыка. Мы поговорили о возможности напечатать сказки и отправить их на конкурс. А потом начали происходить странные вещи. Опять же, если происходит что-то необычное, то я предпочитаю просто расслабиться и наблюдать. Звенящая тишина в комнате зашевелилась, я молчала и прислушивалась. Она спросила, с чем я пришла. Я сказала, что сейчас мне надо расслабиться перед предстоящим отъездом и послушать музыку. В это время она искала рукописи. А потом на меня накатила волна таких насыщенных эмоций, что я не смогла сдерживаться, я вышла в коридор и расплакалась. Она меня успокаивала, говорила что-то, мы обнимались. Она рассказала, что все её близкие умерли, но что надо верить в светлое, и обязательно будет поддержка от светлых сил. Я говорила ей про мои надежды связанные со строительством Дома Солнца, о проблеме с людьми. Имён не называла. Она вдруг спросила, признаём ли мы Майтрейю, я не смогла внятно ответить, тогда она сказала, что надо призывать имя Христа и продиктовала мне короткую молитву из традиции исихазма. Я эту молитву отлично знала, так как в юношестве практиковала её повторение подобно произношению мантр. Мы поговорили о человеческом сердце и для чего надо плакать и смеяться, а ещё петь. Она предложила попеть песни, и мы полчаса просто пели, запомнилась молитва Матери Мира. Потом я пила чай с вареньем и слушала тишину. Иногда мне казалось совершенно отчётливо, что в комнате ещё кто-то есть кроме нас. Может это был привет от её сестры. Она тоже художница, зовут Наталья, и свои замечательные сказки они писали вместе. Ольга рассказала, что некая Катя Тимина много рассказывала ей о Музее Солнца и его директоре, это были хорошие вещи, что меня немного порадовало. Потом она спросила, не они ли присвоили себе деньги. Я подтвердила. Ольга действительно сняла у них домик и надеялась получить остаток денег обратно. Я её предупредила, что вероятность мала. Тимины уже хотели в её отсутствие поселить туда свою дочь, чтобы та пожила на оставшиеся деньги Ольги, но Ольга предложила, чтобы дочь заплатила ей. Но Тимины, естественно, не согласились. «Что ты хочешь», - сказала Ольга мне, - «Если они с собственной дочери берут деньги за то, что сидят со своим внуком». А я всё думала, что не могла пропасть даром наша совместная работа и так много чистой душевной энергии, которую мы излучали тогда. Узнав, что я собираюсь завтра уехать, но не могу вызвать такси, Ольга ещё звонила знакомым, но без результата. Мы обменялись адресами, пожелали друг другу всего хорошего и распрощались.

Вечером я ещё звонила в такси, но безуспешно. Я поняла, что раз такое дело, надо остаться ещё на день. А Лилия сказала, что завтра попросит соседа Якова подвезти меня послезавтра утром. Я отдала Лилии книжку, которая Ольга передала почитать, её написала Наталья, и там содержались сопоставления высказываний из Библии и Агни Йоги. Лилия была очень удивлена. А когда я сообщила, что мы с Ольгой ещё и песни пели, вообще обалдела. Она всё сравнивала моё непутёвое легкомыслие и возвышенную мудрость Ольги и не думала, что они могут когда-нибудь встретиться. Но как говорит мой друг Валерий: «Земля – место встреч».

Однако, мне после этой встречи было немного не по себе, как будто побывала в ином мире. Поэтому я сказала, что схожу в клуб на дискотеку, тем более, что и Людмила приглашала. Лилия была ещё раз в шоке, но отпустила. Я прогулялась до клуба, над долиной светила полная луна и дул холодный ветер. В клубе никого не было, и мне пришлось танцевать и петь при луне одной, но это вернуло с небес на землю, и можно было спокойно идти спать. Перед сном мы рассматривали альбомы с работами Лилии. Такие замечательные композиции макраме я видела впервые, они были такие сложные, возвышенные и вместе с тем забавные, что всю ночь мне снились хорошие сны.

 

(13 октября, понедельник). Ещё один подарочный день в Уймонской долине о котором я совершенно не жалею, ибо он был так же прекрасен, как и другие. Утром Лилия подскочила и стала громко звать меня поглядеть на улицу. Солнце ещё не встало, но на востоке над горой порозовели облака причудливых форм, они были как лепестки огромного розового цветка с серыми пятнами. Над Белухой вырастали пушистые серые «тарелки», а слева от неё засветились красным ещё три «тарелки». На юге была графичная смесь облаков всех оттенков серого и белого. Красота. Я подождала восхода солнца и всё сфотографировала. Утром мы побрели к Якову просить, чтобы он отвёз меня завтра, но по дороге встретили Людмилу, и она зазвала нас к себе домой на чай. У них было очень уютно, на покрывале с солнышками спали два котёнка, на столе стояла банка с молоком и домашний хлеб. Людмила сходила в погреб и принесла пять банок солений, мы слегка обалдели, и пришлось пить чай. Людмила предложила уехать вместе со мной в Усть-Коксу к их знакомым, но позже оказалось, что у неё заболела сестра в Кастахте и она умчалась туда, а мы продолжили путь к Якову. Он сразу согласился меня отвезти. Ура! Я отправилась варить борщ на всю братву, включая строителей. Удивительные были пейзажи в этот день, за Катуньским хребтом висела белёсая дымка, и на её фоне очень рельефно выделялись серые горы, включая Белуху. Перед обедом приехал Пётр с женой, и как раз сегодня появилась возможность перевезти Ольгу. Пётр уехал вначале один, но вскоре появился и сказал, что не смог найти дом, и Лилия поехала с ним. Я как-то внутренне напряглась, а потом всё объяснилось: приехала Лилия и сообщила, что состоялась генеральная разборка с Тимиными. Они не согласились вернуть Ольге деньги и требовали с неё ключ, но она не отдала, тогда Валера Тимин нагрубил и сказал, что Ольга может украсть телевизор и учебники, которые лежат в доме. Лилия была в шоке и указала Валере, что он сам не без греха, а он ответил, что она всё равно ничего не докажет. Вот такие дела. Хорошо, что там присутствовал ещё и Пётр… Жена его, Лидия, слушала всё это и качала головой. Они и сами недавно только приехали на Алтай, но вроде успешно адаптируются.

Во второй половине дня я отправилась гулять на горку, только теперь не по дороге, а по целине прямо над деревней. Там тоже обнаружились очень интересные места, прямо посередине горы тёк ручей, и были поляны, где спокойно можно разбить лагерь. Сверху, как на ладони была видна Баштала. Я дошла до берёзовой рощи на ручье, и сразу угадала «медвежье место», поэтому дальше подниматься не стала, а поспала на стволе берёзы, и потом пела мантры. Этот день принёс умиротворение, и я решила, что с таким настроением уже можно ехать куда угодно. Вечером меня клонило в сон, и я кое-как помогла Лилии развешать шторы. Вскоре ожидались гости на вечер памяти Натальи. Пришла Ольга Фомиченко из соломенного дома и её знакомая, принесли пирог и блины, зажгли свечку, и стало совсем хорошо. Мы беседовали, а потом читали сказки и изречения из мудрой книжки. Это были прямо-таки литературные чтения. В прошлом году Валерий Иванович тоже читал мне вслух Агни Йогу. Это был один из таких вечеров, ради которых, пожалуй, стоило проехать восемьсот километров.

На следующее утро я с сожалением покинула долину. За перевалом уже шёл снег, а я несла с собой тепло и свет Уймонской долины, горы Белой, и память об удивительных приключениях этой осени.

 

P.S. Приколы.

В день отъезда над долиной висели серые тучи, и за первым же перевалом шёл снег. Ещё раз подумала, как мне повезло с погодой. На последнем перевале было более снежно. Наша газель затормозила, а впереди и внизу мы увидели скопление машин. «Вылезайте» - сказал шофёр, там такая катушка, что я не хочу рисковать. Мы вышли и, то и дело, поскальзываясь, пошли вниз, наша газель, визжа тормозами, ползла следом. Кругом был такой «новый год» - свежий воздух и потрясающе красивые горы, и деревья в снегу.

На вокзале в Бийске встретила мужичка из Челябинска, который вселялся после меня в гостиницу на Солнечной. Он почти шёл моим путём: посетил местечко близ села Катанда, сходил в горы и катался на лошадях. Потом забрался на гору над Башталой и дошёл до озёр. И когда он возвращался ночью, то слышал в лесу рёв медведя. Он напугался, и некоторое время шёл босиком по ручью. Это было через два дня после моего туда визита. А недавно в новостях передали, что в этом году на Алтае сложилась чрезвычайная ситуация, была засуха, шишек и ягод нет, поэтому голодные медведи не могут нагулять жир, и выходят к селеньям.

В довершение всего в мой вагон набилась целая толпа строителей из ближнего зарубежья (узбеки, казахи и т.д.) и общение с ними увенчало взаимодействие с бесконечной чередой разного рода строителей, которые попадались мне на пути.

 

Все имена не вымышленные.

 

Фото

1. Баня и веранда в доме, который строил Сергей.

2. Вид с горы над Усть-Коксой на Уймонскую долину.

3. Вид на гору над Башталой и долину Драконов.

4. Контора Катуньского заповедника.

5. Усть-Кокса, гора.

6. Катунь.

7. Катунь в районе села Катанда.

8. Утро.

9. После прогулки на конях.

10. Солнечная Катунь.

11. Кони по дороге в Тюнгур.

12. На пляже.

13. У мощного кедра.На горе над Башталой.

14. Долина Драконов.

15. Краеведческий музей в Верхнем Уймоне.

16. Вид из Башталы на Катуньский хребет.

17. Утро.

18. Макраме Лилии Педак.

19. Горная графика.

20. Вид из башталы.

 

 

 

***

·Западный Кавказ

·Путешествие за океан

·Путешествие на Алтай 2008. Уймонская долина

·О строительстве био-туалета для визит-центра

·Волонтёрская экспедиция в заповедник Алтайский 2006

·История в стихах

 

 

 

***

·Ищите нас ВКонтакте

 

 

 

 

 

Путеводитель по сайту

18+

© Наталья Прийдак 2016. All rights reserved.